Год:
2019
Месяц:
Октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

Благодарность маршала Малиновского

Однако, достигнув заставы, батальон Толмачёва обнаружил, что японцы исчезли. Позже выяснилось, как с помощью искусных ходов сообщения они покинули позиции.

Из Иркутской области сообщает Наталья Казанцева.

В декабре прошлого года 90-летний юбилей отметил участник Великой Отечественной войны, ветеран органов внутренних дел Николай Георгиевич Толмачев. Его жизненный путь пролегал через голод и войну. Несмотря на почтенный возраст и перенесенный инфаркт, он хорошо помнит все фронтовые события и тех, с кем отбивал атаки противника в одном окопе, а после войны нес милицейскую службу.

Родился Николай Георгиевич в селе Нижний Саянтуй Иволгинского района Бурятии в большой крестьянской семье. Чтобы помочь родным выжить в те непростые времена, ему пришлось бросить учебу в седьмом классе и пойти работать в «Заготзерно». Позже, окончив курсы машинистов, устроился водителем локомобиля в леспромхоз.

Через год после начала войны сибиряка призвали в ряды Красной Армии. Свою службу молодой солдат начал в городе Чита автоматчиком 9-го учебно-стрелкового полка. Вскоре он был откомандирован в небольшой монгольский городок Баян-Тумен (ныне Чойболсан) и назначен командиром расчета 82-милиметровых минометов. Наряду с обычной армейской службой миномётчики возводили укрепрайон: копали противотанковые рвы, траншеи, ходы сообщений, доты.

«Как сейчас помню, несколько месяцев подряд не было дождя, – вспоминает фронтовик, – земля превратилась в камень, но выбора у нас не было – кругом степь, песок и… суслики-тарбаганы. Мы знали, что Гитлер обратился к Японии с предложением открыть «второй фронт» на востоке России, поэтому работали не покладая рук и выполняли за смену жесткий норматив: три кубометра земли».

Через несколько месяцев, с отличием окончив курсы младших лейтенантов, Николай принял под своё командование мотострелковое подразделение 111-й танковой дивизии. В один из июньских дней 1945 года взвод подняли по тревоге и направили к границе с Маньчжурией.

«Перед солдатами, которые за время службы ни разу не стреляли из орудий, поскольку все снаряды отправлялись на передовую, командиры поставили задачу: разгромить японскую заставу на границе и овладеть переправой через реку», – в голосе Николая Георгиевича слышится досада.

Однако, достигнув заставы, батальон Толмачева обнаружил, что японцы исчезли. Позже выяснилось, как с помощью искусных ходов сообщения они покинули позиции. Тогда бойцы получили приказ двигаться в район Большого Хингана, чтобы не допустить объединения Хайларской и Солуньской группировок с основными силами Квантунской армии. В том бою комбат Толмачёв получил ранение в живот, но успел доложить командиру полка о том, что поставленная задача выполнена. Осколок мины пробил его кожаные ремни и прошёл навылет, не повредив внутренностей. Уже через несколько дней лейтенант вернулся в строй.

К тому времени дивизия окружила несколько крупных японских подразделений и принудила их сдаться. Сопротивление японских милитаристов значительно ослабло, и факты сдачи в плен стали носить в армии противника массовый характер.

2 сентября 1945 года Япония капитулировала, а 111-я танковая дивизия, в составе которой воевал младший лейтенант Толмачев, возвратилась на прежнее место дислокации в Читинскую область. Здесь офицеру предстояло выполнить ещё одну ответственную миссию – сопровождать двухтысячный эшелон демобилизованных солдат по родным городам вплоть до Киева. Вернувшись в Иркутск, он узнал, что ему объявил благодарность за доблестную службу сам маршал Малиновский.

Демобилизовавшись в 1947 году, 23-летний Николай обосновался у родственников в Ангарске, где ему предложили должность помощника начальника отдела по продовольственному снабжению в лагере для японских военнопленных. Там он прослужил до расформирования этого лагеря. Следующим местом работы Толмачёва на долгие три года стала Тайшетская спецкомендатура. Вот как он сам вспоминает эти годы: «На 117-м километре дороги Тайшет-Братск была расформирована исправительно-трудовая колония. В освободившуюся зону этапировали на поселение родственников тех, кто воевал на стороне гитлеровской армии. Я расселял по баракам несколько сотен семей из Молдавии, Украины, Белоруссии, Эстонии и Латвии, которые в дальнейшем должны были работать на лесозаготовках».

Вскоре пришла телефонограмма из областного УВД, руководство которого, отметив добросовестное отношение Толмачёва к порученной работе, предложило ему поступить на службу в органы внутренних дел. Через несколько дней ответственный оперуполномоченный возглавил отдел спецпоселений УВД и проработал на этой должности вплоть до ликвидации подразделения.

Потом его милицейская служба была связана с организацией лечебно-трудовых профилакториев для лиц, страдающих алкогольной зависимостью. А ещё позднее Толмачева назначили начальником отдела по обслуживанию медвытрезвителей УВД Иркутской области.

«Каждое утро в медвытрезвителе начиналось примерно одинаково, – рассказывает о том периоде бывший фронтовик. – Протрезвевшие граждане слёзно умоляли милиционеров не отправлять извещение директору того или иного предприятия о том, что он задержан за появление нетрезвым в общественном месте. Наши пациенты знали, что за это можно было получить выговор с занесением в личное дело и потом краснеть на товарищеском суде, лишиться премии и 13-й зарплаты или оказаться последним в очереди на квартиру».

В 70-х годах подполковник милиции Толмачёв вышел в отставку. Но сидеть без дела активный по своей натуре пенсионер не смог. Он с большим удовольствием трудится на дачном участке, является членом городского совета ветеранов ОВД, помогает ветеранам-коллегам справляться с житейскими проблемами и нуждами, а также передает опыт молодым полицейским. Заботиться о внуках и правнуках ветерану помогает его супруга Вера Александровна, с которой в этом году они будут отмечать «золотую» свадьбу – 50 лет дружной и счастливой жизни.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России