Год:
2019
Месяц:
Июль

Он видел Паулюса и Сталина

О своём нелёгком пути к Победе рассказывает участник Великой Отечественной войны, капитан милиции в отставке Иван Андреевич Денисов.

Парад без Сталина

«В сентябре 1941 года меня призвали в армию. Направили в Куйбышев. Там прошёл в лагере трехмесячную подготовку и принял присягу. После этого 7 ноября 41-го я участвовал в параде на Красной площади, на котором было все правительство, кроме Сталина. Из тех, кого я знал – Калинин, Молотов, Орджоникидзе. Парад принимал Ворошилов. Он был с ординарцем на рыжем коне, поздравил нас с очередной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. Наша часть шла с винтовками в руках. К этому параду мы готовились десять суток. А после него продолжили готовиться к войне.

На следующий день, 8 ноября, выпал снег. Нас направили на Безымянку в палаточный лагерь – заниматься. Шли – снега по колена. Пришли – наши палатки все занесены. Дали команду расчищать. А у нас лопатки маленькие, сапёрные. Вскоре приказ пришел возвращаться обратно в Куйбышев.

31 декабря 1941 года нас погрузили в товарные вагоны и направили на Юго-Западный фронт. А остальных товарищей повезли кого под Курск, кого – под Воронеж. Из нашего района было пятнадцать человек, из сельсовета – пятеро. В основном были ребята пензенские и саратовские».

Голодный путь

Поехали мы новой дорогой – прежняя была разбита. Продуктов не хватало, ехали, можно сказать, на голодный желудок. У кого были деньги – можно было сходить в железнодорожную столовую. У меня денег не было, украли как раз на тридцать первое декабря. В кармане гимнастерки лежало всего-то 90 рублей. Кто-то их вытащил. Нет денег – ну что же, поплакал. Обещали найти, до сих пор ищут.

Хорошо, когда уезжали из Куйбышева, одежду отдали, в которой мы из дома приехали. И я ее продал за 50 рублей. Буханку хлеба белого купил. Вместе с другом Гришкой из Орловской области пошли в столовую. Взяли два первых, два вторых. На каждое первое давали по 100 граммов водки. Всё съели, хлеб в сумку спрятали.

А на следующий день прошли пешком тридцать километров. Так – до самой Ахтубы».

Сталинградские хроники

«После Ахтубы переменили направление, сказали идти на Москву. Пока собирались в столицу, наши пензенские «катюши» отогнали немцев от Москвы. И нас направили под Сталинград. Там мы охраняли промышленные районы: нефтесиндикат, тюрьмы, водили под конвоем людей в суды.

В ночь на 19 августа 1942 года подняли нас по тревоге. Вышли на улицу, видим – весь Сталинград горит. Самолеты летят, бочки кидают, они взрываются. Много разбрасывали листовок, призывали сдаваться в плен. Открытки были исключительного качества, как фотокартинки, на которых пьют и едят. Нас предупредили заранее ничего не поднимать, но эти открытки все равно брали.

Нас перебросили в овраг, где раньше было стрельбище. Там заранее окопы отрыли. В этих окопах мы и стояли. А кругом самолеты летали, артиллерия стреляла.

Потом нас вывели тушить фугасные бомбы и успокаивать народ. Подошли американские «студебеккеры» – новые, черные. И мы в них грузили гражданских людей – раненых в том числе – и отправляли подальше от линии фронта».

Чернорабочие войны

«Через какое-то время всех направили на охрану тракторного завода. Он день и ночь работал, выпускал танки. Танкисты брали их «горячими» и сразу к Волге – не пускали немцев. Где-то неделю мы его охраняли. Потом пришел приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!» Это было, когда Харьков наши второй раз сдали.

Позже нас отправили в Саратовскую область, а затем – ближе к Сталинграду. Мы в шести километрах от фронта находились. Там выводили немецких пленных с передовой. Этим занимались до 2 февраля 1943 года. А когда оборона закончилась, расчищали дорогу, убирали трупы. На машине проехать нельзя было – только пешком.

В то время в Сталинграде остались целыми лишь мельница и тюрьма, которую мы охраняли. В той тюрьме был пленный генерал Паулюс с двенадцатью генералами. За ним приезжал конвой из Москвы на бронированных машинах, в полушубках. Паулюса я видел в немецкой форме, сухощавый такой.

После мы расчищали Сталинград – снова убирали трупы. Приезжал Сталин – я его тоже видел. Он посмотрел, в каком состоянии был город. А нас поставили охранять железную дорогу. Сталин уехал, а мы продолжили заниматься своей работой, отправляли военнопленных».

Три года до дембеля

«7 ноября 1943 года наши войска взяли Киев. И вскоре нас бросили туда. В столице Украины мы занимались той же работой, что и в Сталинграде – охраняли военнопленных.

День Победы встретили в Киеве. Подняли нас в шесть часов утра, объявили праздник, дали увольнительную. Вскоре наш полк направили на Западную Украину. Там в то время советские колхозы и совхозы стали восстанавливать, назначать председателей. Бывало, назначат председателя – а через неделю его бандеровцы убьют. Боролись мы с этими националистами. Жестокие они были. Из соседних полков ребята рассказывали, что наших краснопогонников на кол сажали и сжигали. Правда это или нет, не знаю – сам не видел.

Как-то мы поймали группу пацанов, всем по 15-16 лет. Они были вооружены нашими наганами. Стволы у них были просверлены под патрон от автомата.

Такую службу я нёс до 1948 года. Потом демобилизовался. По линии райкома партии меня направили в милицию. Служили тогда многие без полного школьного образования. Даже начальник милиции – моему отцу был ровесник – еще в царское время трехлетнюю школу закончил. Я и не хотел в милицию идти, а секретарь райкома уговорил. Дал согласие, стал работать. И прослужил 26 лет. Было трудно, уходил рано утром и возвращался затемно…»

Записал Сергей Поплёвин

Фото Дениса Кострюкова

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России