Год:
2019
Месяц:
Август

С рацией за плечами

В ночь на 22 июня 1941 года в школе № 4 города Липецка был выпускной бал. Василий Углинский вместе со своими одноклассниками радовался окончанию учёбы и строил планы на будущее…

А утром страна узнала, что началась война. «Всё произошло в ночь с субботы на воскресение. Утром мы побежали в парк, который был от нас буквально в ста метрах – вспоминает ветеран. – Там шёл стихийный митинг: слегка подвыпившие мужички – ведь день-то был выходной – шапки вверх бросали, кричали, что за два дня немцев раздавят…»

Тогда все семнадцатилетние мальчишки рвались на фронт. Василий не был исключением. Как только весть о войне облетела окрестности, он вместе с одноклассниками, пришёл в военкомат писать рапорт, чтобы добровольцем приняли в ряды Красной армии. Однако прежде чем попасть на настоящую войну, ему пришлось пройти через все тяготы трудовой жизни тыла. «Нас отправили на работу на Липецкий завод № 61, который выпускал боеприпасы для фронта, продолжает разговор собеседник. – Я помню, что возмущению нашему не было предела. Как работать? Почему? Мы же хотим воевать, защищать Родину! А военком нам сказал, что снабжать фронт снарядами, зажигательными бомбами и другими боеприпасами также почётно, как стоять на передовой».

После того, как старшее поколение было мобилизовано, Василий Углинский, вместе с другими мальчишками, работал на заводе, делал для фронта 150-миллиметровые снаряды для пушек. В день нужно было изготовить 100 штук. Каждый весил ни много, ни мало – 48 килограммов.

Завод, на котором трудился юноша, считался военным объектом. Всем рабочим выдали справки о том, что они не подлежат призыву в армию. Для молодых комсомольцев эта «бронь» означала то, что они никогда не попадут на передовую. Но «воевать» в тылу Углинскому и его друзьям не хотелось. Когда объявили эвакуацию завода и погрузили станки в вагоны, которые эшелон за эшелоном направлялись в район Урала, ребята остались в Липецке и снова попросились в ряды Красной армии. Такая целеустремленность и дерзость, по словам Василия Михайловича, привели к тому, что сутки спустя после эвакуации завода почтальон принёс повестку.

Фронтовая путь-дорожка началась в октябре 1941-го. В районе небольшого городка Обоянь Курской области он принял первый бой. Через некоторое время его вместе с сослуживцами отправили на Дальний Восток охранять приграничную территорию СССР. Там Василия зачислили в школу связи по специальности «радист». Служил в 928-м отдельном батальоне 66-й стрелковой дивизии 1-го Дальневосточного фронта до самой демобилизации. «Помню бросок с полной выкладкой, – рассказывает Василий Михайлович, – с радиостанцией за плечами, а в ней – двадцать килограммов. В расчёте – три человека, они идут рядом и несут генератор питания. Стирали в кровь ступни и руки».

Спустя три месяца после победы наших войск над фашистской Германией началась война с милитаристской Японией за освобождение Китая. Весть о начале разгрома Квантунской армии Василий Михайлович встретил на границе с Маньчжурией. Линия пограничных укрепленных районов состояла из трёх позиций. Четыре укрепленных района были построены в Корее и один против Северного Сахалина. Острова Курильской гряды прикрывались береговыми артиллерийскими батареями, укрытыми в железобетонные сооружения, а также воинскими гарнизонами, обеспеченными  долговременными оборонительными сооружениями.

9 августа, ровно в 4 часа утра началось наступление. «В начале била дальнобойная артиллерия, – говорит ветеран, – снаряды летели над нами, а после пошли тяжёлые бомбардировщики. Завершающую роль сыграло реактивное отделение. «Катюши», били через головы, а мы прижимались к земле. Артобстрел продолжался около двух с половиной часов, потом закричала «Ура!» и наша пехота… Место, где мы шли, было очень заболочено. Солдаты проваливались по пояс, а иногда – по горло в болотную жижу, некоторые уже не выныривали…»

Приходилось Василию Михайловичу видеть и японских камикадзе: «Когда русская армия форсировала гору Хинган, в первом бою из-за камикадзе наша дивизия потеряла 18 танков. Японцы обматывали себя гранатами, взрывчаткой и маскировались. Колонна двигалась ночью по очень узкой дороге, а вокруг был лес. Танк устроен так, что танкист видит перед собой только на расстоянии 20-25 метров, а происходящее в метре от машины остаётся вне зоны видимости рулевого. Воспользовавшись этим, японцы бросались под танки и ценой собственной жизни взрывали их».

2 сентября 1945 года Квантунская армия была разбита. Василию Углинскому пришлось пережить две Победы – над фашистской Германией и над милитаристской Японией. И обе стали великой радостью для советского народа: «С криками «Ура!» били из всех видов оружия, шапки в воздух летели, и никто потом не находил эти шапки…» Но главная Победа Василия Михайловича заключается в том, что он выжил в это непростое время и продолжает радовать нас удивительными историями из своей фронтовой биографии.

В 1947 году Василий Углинский был демобилизован. После войны работал в органах внутренних дел. Службе в милиции посвятил практически всю свою дальнейшую жизнь. Работал в уголовном розыске, был начальником дежурной части, а затем – оперативного отдела штаба УВД тогда ещё Липецкого облисполкома. В апреле 1973 года вышел на заслуженный отдых.

Василий Михайлович Углинский имеет медали «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За безупречную службу» и другие государственные награды.

Пресс-служба УМВД России по Липецкой области

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России