Год:
2021
Месяц:
Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Письма последнего Героя

Тридцать лет назад, 7 апреля 1991 года, защищая мирных жителей азербайджанского села Юхары Джибикли от отряда вооружённых националистов, погиб офицер софринской бригады оперативного назначения лейтенант Олег Бабак.

Последним Указом первого и последнего Президента СССР М.С. Горбачёва за свой подвиг он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Рассказывают полковник в отставке Борис Карпов и полковник запаса Игорь Софронов.

Жертвенный поступок молодого замполита роты стал трагическим символом крушения великой страны. Украинский парень, проходивший службу в подмосковной бригаде оперативного назначения внутренних войск МВД СССР, погиб на границе враждующих советских кавказских республик спустя три недели после приснопамятного референдума, на котором подавляющее большинство граждан проголосовало за сохранение Советского Союза...

Последний и единственный

Газета «Правда» от 19 апреля 1991 года поместила на первой странице сообщение с телеграфной ленты ТАСС: «Степанакерт. Военнослужащие внутренних войск МВД СССР, выполняющие ответственные задачи в районе чрезвычайного положения в НКАО и прилегающих районах Азербайджанской республики, обратились к Президенту СССР М.С. Горбачёву с просьбой присвоить посмертно звание Героя Советского Союза лейтенанту Олегу Яковлевичу Бабаку. … 7 апреля пятеро воинов внутренних войск МВД СССР в Кубатлинском районе Азербайджана вели неравный бой с полусотней боевиков. Когда стали заканчиваться боеприпасы, лейтенант Бабак отдал приказ подчинённым отходить вместе с ранеными местными жителями. Сам остался прикрывать. Офицер отстреливался до последнего патрона и ценой своей жизни спас солдат и мирных жителей».

Письма Горбачёву писали и жители того самого Кубатлинского района, где мир и покой охраняла софринская бригада внутренних войск МВД СССР. И это награждение состоялось. Таким образом, замполит роты лейтенант Олег Бабак стал единственным во внутренних войсках, удостоенным высокого звания Героя Советского Союза в послевоенное время. И единственным военнослужащим, получившим Золотую Звезду за гашение межнациональных конфликтов.

Сколько всяких парадоксальных фактов сошлось в том подвиге! Советский офицер, украинец по национальности погиб на границе воюющих Армении и Азербайджана. Профессиональный политработник, коммунист, беззаветно веривший в светлое будущее, пожертвовал собой в Светлое Воскресение Христово – в день Пасхи, которая в тот год пришлась ещё и на праздник Благовещения. В такие дни Господь, по словам священнослужителей, забирает к себе лучших…

Олег родился на Полтавщине, в селе Виктория Пирятинского района. Школу заканчивал в соседнем селе Тепловка, в советские времена прозванном «селом Героев». Была тому веская причина: трое его уроженцев – И. Третьяк, О. Бидненко и О. Иванько – в годы Великой Отечественной войны стали Героями Советского Союза, а их знаменитый земляк, академик В. Ремесло – дважды Героем Социалистического Труда и лауреатом Ленинской премии за создание высокоурожайных сортов пшеницы. Учился здесь и юноша Олег Бабак, ставший Героем Советского Союза накануне его распада…

Как вспоминали однокашники Бабака по училищу и сослуживцы по софринской бригаде, он прекрасно знал историю родных мест, искренне гордился богатой боевой и трудовой историей Полтавщины, Пирятинского района, зачитывался Тарасом Шевченко. Широта родных полей, высота звёздного неба над ними делали шире его собственную душу, возвышали его честолюбивые устремления. Став офицером внутренних войск, он вовсе не мечтал воевать – хотел правильно жить и честно служить.

Вот строки одного из его писем девушке Юле, знакомой Олегу лишь по переписке. Эти строки, написанные перед самым выпуском лейтенанта Бабака из училища, она показала военному журналисту внутренних войск уже после гибели Олега.

«Куда меня отправят, в какие части, я не знаю. Мне, вообще-то, всё равно, – писал молодой офицер. – Вот если бы у меня был брат, на последнее – сестра, мне было бы намного спокойнее. Родители, родители… Буду я гадом, если у меня будет один сын. Вот шесть – это класс! А ты, Юля, не впадай в меланхолию – дальше всё наладится. Ты поймёшь, что ничего уже не изменишь – жить все разлетятся. А новые друзья будут тоже. Ты знаешь, твоя хандра передаётся мне через бумагу, честное слово! Телепатия какая-то. Так что – не надо… Мне кажется, что ты хороший, милый, симпатичный человек с лукавыми глазами. Мне хотелось бы подарить тебе что-нибудь. Наверное, звёздное украинское небо, звездопад в августе. Ты видела звездопад? Говорят, нужно успеть загадать желание, пока звезда сгорит. И большое ароматное яблоко в росе. Вот и всё. Вот мне принесли уже и билет на Киев…»

«Целую вас крепко-крепко. Олег»

А родители Олега – Надежда Ивановна и Яков Андреевич Бабак – до сих пор хранят письма, которые сын писал из кавказских командировок, в которые начал ездить ещё курсантом-старшекурсником и продолжил молодым офицером.

«Здравствуйте, мои дорогие мама и папка!

Знойный Ереван вам передаёт привет. Живём тут уже 10 дней. Поселили нас в спорткомплексе «Динамо», едим в столовой обувной фабрики. Гоняют нас, дай бог! Целую неделю мотаемся сутками без передыху. Местное население угощает нас чем может – помидоров, огурцов и вишни наелся! Один раз мы даже рыбы наловили и ухи сварили. Правда, честно скажу, устал я от помидоров и вишни. За трое суток спали часов восемь. Теперь уже всё тихо, и мы живём более-менее нормально. Тут и сессию сдаём, насколько возможно. Я пока иду на «пять». Тут сдал политэкономию и одну военную дисциплину, ещё осталась тактика… Всё время идут дожди, или жара стоит – всё сразу. Сколько тут будем, пока непонятно. Вы не волнуйтесь. Слушайте погоду в Армении и думайте, что я приеду загорелый и красивый. До свидания.

Целую вас крепко-крепко. Олег».

*  *  *

«Здравствуйте, мои дорогие мама и папка!

У меня уже пошла первая офицерская командировка. Вчера прилетели в Баку. Обстановка нормальная, всё тихо. Наша роль прояснится дня через два, а может и завтра. Сутки не спал. Прилетели, разместились, а потом меня старшим колонны с хлопцами отправили заправлять автобусы и забрать в аэропорту батальон, который перебросили из Ферганы, чтоб бригада была полностью тут. Это было что-то страшное для меня! Что солдата отправь – то и меня. Я ж ничего не знаю тут. Приехали в автопарк, а азербайджанцы не хотят машины заправлять. Крайнего не найдёшь. Милиционер из местных, что колонну сопровождал на патрульной машине, не хочет в штаб ехать. Пришлось чуть ли не «именем революции» вытащить из кобуры пистолет и наставить ему в затылок.

А назад возвращался старшим машины. Пока по трассе ехали, спокойно отрубился, уснул. А как в город въехали, проснулся, от страха сон пропал – тут же правил на дорогах нет… А водила ещё бестолковый, я ему пообещал по башке дать дубинкой своей. У меня аж сердце заболело, пока добрались. Честно вам признаюсь, что потратил весь запас азербайджанского фольклора – оказалось, что я его знаю не хуже родного… Поужинали в 3 часа ночи сухпайком (банка гороха и сухари). Завтракали и обедали тем же. Ну ещё чайку заварили. Живём в спорткомплексе. Жить можно. Нашёл душ – помылся, побрился, подшился, а теперь вам пишу. Не волнуйтесь – пока что мы тут как на курорте. Компания весёлая. Сейчас посплю, а потом протру свой мушкет, а то он весь в масле, совсем новый… Вы пишите чаще, не ждите, когда я напишу, ладно?

Целую вас крепко-крепко. Олег».

Есть письма Олега и из села Юхары Джибикли, где он вкратце рассказывал о житье-бытье на своей маленькой горной заставе.

«…За трое суток спал часов восемь. Сегодня первый раз отдыхаем по-человечески. Ночью несём службу, а днём – отдых, который обычно заканчивается, едва успев начаться. Мотаемся как проклятые. Вчера охраняли железнодорожный мост и тропинку между двумя поселениями – армянским и азербайджанским – заслоном в 10 человек. Одна смена стоит на постах, другая спит. Возле костра я возился со станцией – был радистом. Знаешь, странное чувство: всё стихло, только ветки потрескивают, ребята спят прямо на земле, завернувшись в плащ-палатки. Кто-то кашляет от дыма и ругается, и опять тихо. В пять утра нас сменили. Все брели молча, изредка поднимая глаза на луч пограничного прожектора…»

Последние участники боя на границе Армении и Азербайджана – два старшины, два Алексея – Бочков и Логинов – рассказывали, что их лейтенант командовал хладнокровно и расчётливо. И спас многих ценою собственной жизни…

Память о прошлом храним

Память о Герое свято чтят ветераны софринской бригады и те, кто служит в ней ныне. Первый памятник Олегу Бабаку – стела из красного гранита с портретом на чёрном мраморе и панорамная картина – юный лейтенант на фоне заснеженных гор – появился на территории воинской части ещё в начале 1990-х. Через несколько лет гранитно-бронзовый монумент был открыт на станции Ашукинская, вблизи бригады, на людном месте, где его будут видеть тысячи и тысячи паломников, едущих в Троице-Сергиеву лавру. На открытии памятника приезжали и родители Олега…

С того рубежного в нашей отечественной истории года пришло уже три десятка лет. Но подвиг славного полтавского парня, отважного советского офицера, бесстрашного воина внутренних войск МВД остаётся всё таким же ярким событием, свет которого не тускнеет и никогда не померкнет в нашей памяти.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России