Год:
2021
Месяц:
Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

«Разрешите с Вами сфотографироваться?»

В жизни ветеранов за годы службы наверняка имели место события, выходившие за рамки обыденной жизни. Например, член совета ветеранов Управления организации капитального строительства МВД России Борис Павлович Тюрин чуть было не стал… киноактером.

Вот как он сам вспоминает о том периоде своей жизни.

«После окончания в 1971 году Горьковского инженерно-строительного института имени Валерия Чкалова, где была военная кафедра, занимавшаяся подготовкой командиров взводов противотанковой артиллерии, я был направлен в гвардейскую мотострелковую Таманскую Краснознамённую ордена Суворова дивизию имени Михаила Ивановича Калинина. Ярким событием моей армейской молодости стало участие в киносъёмках. Первым был художественный фильм «И на Тихом океане…» Это – экранизация пьесы Всеволода Иванова «Бронепоезд 14-69».

В районе Самотёки, возле небольшой старинной церквушки, снимался эпизод взятия в 1922 году частями Красной Армии города Владивостока. С огромным красным полотнищем я бежал в атаку, за мной – бойцы. Съёмки проходили зимой, а по сценарию нужно было изобразить осень. Для этого снег на пригорке с помощью огромного пульверизатора покрыли чёрной пудрой, а на самом верху декораторы поставили искусственное дерево с клеёнчатыми кленовыми листьями.

Поскольку фильма в прокате я не видел, то заказал эту картину в Госфильмофонде. Внимательно посмотрел и нашёл в кадре себя.

Потом были съёмки сцены революции 1905-1907 годов 13-серийной телеверсии «Хождение по мукам». Производились они на острове у разделения Москвы-реки и Водоотводного канала, где сейчас установлено творение Церетели «Пётр Первый». Роль инженера Телегина исполнял народный артист СССР Юрий Мефодьевич Соломин. После выхода на экраны телевизоров фильма «Адъютант его превосходительства» он стал всеобщим любимцем. Но я тогда осмелился и подошёл к нему. Лихо взяв под козырёк, и, видимо, пролив ему тем самым бальзам на душу, отрапортовал: «Господин штабс-капитан! Гвардии лейтенант Тюрин. Разрешите сфотографироваться с Вами? На память».

Он любезно согласился и дал автограф.

Особенно мне запомнилась съёмка зимой революционной демонстрации. На высоких подмостках была установлена кинокамера и огромная оконная рама, увешенная тюлевыми занавесками. Над окном, с решетом, наполненным снегом, стоял рабочий киностудии и, потряхивая им, высыпал содержимое. Вентилятор – списанный лёгкий самолёт – своими лопастями разгонял снег, превращая его во вьюгу. Получалась самая настоящая метель…

Фильм «Ради жизни на земли» режиссёра Е. Карелова снимался в течение июля-августа 1973 года на берегу Волги в Путиловских военных лагерях Калининской (ныне Тверской) области. Всю «войну» сняли на опушке леса размером километр на два. В том месте, между прочим, снималась когда-то самая трагическая сцена фильма «Чапаев».

Войска численностью до тысячи человек участвовали в массовых съёмках. Мне с товарищами довелось «ходить в атаки» с ППШ, которые стреляли холостыми патронами. Те, кто оказался на заднем плане, для создания большего звукового эффекта, работали с автоматами Калашникова. Мы бежали, стреляли на ходу, кричали «Ур-р-р-а!». За один дубль пробегали от одного до полутора километров. За день же снимали от 12 до 15 дублей. И это по жаре 22-25 градусов. За нами, несколько сбоку, постоянно следовал открытый мосфильмовский автомобиль ЗИМ с камерой.

Я недоумевал: почему сразу снять не могут? Столько приходится гвардейцам париться! И только спустя годы понял простую истину: нас специально гоняли. Представьте себе летнее июльское утро. После подъёма – зарядка, приём пищи. Около 8 часов – построение. Затем на работу: перегруппировки, окопы, цепи. Нетрудно понять молодых, полных здоровья бойцов, которые бегут «в атаку», посмеиваются, переговариваются, переглядываются, постреливают холостыми из автоматов. Весело – кино, да и только! Дубль, два, пять, десять…

Над нами уже вовсю пылает полуденное солнце, а мы, кто в бушлатах, кто в шинелях, обливаясь десятым потом, к которому прилипла поднятая нами пыль, всё бегаем и бегаем. И только тогда, когда все доходили до изнеможения, включалась камера. До этого плёнка вообще не тратилась. Так что я на своей шкуре испытал этот самый «реализм в искусстве». А что касается фильма, то в цепи «наступавших» войск я все-таки мелькнул. Остались и снимки, сделанные полковым фотографом…

А вот сцена из реальной жизни… До двух тысяч парней замерли в шеренге. Идут вдоль строя командиры полков, офицеры штаба, батальонные командиры. С ними – свита: режиссёр Е. Карелов, его помощники, ассистенты, постановщики. Оказалось, кастинг…

Вдруг Карелов, показал на меня: «Этот!»

И все прошли дальше. Через полчаса возвращается командир батальона и говорит мне: «Товарищ гвардии лейтенант! Вы видите северо-западнее нас в 700-800 метрах вагончики?»

«Так точно, товарищ гвардии майор!» – отвечаю.

«Приказываю с личным составом батареи убыть туда. Цели и задачи на месте. Ясно?»

«Так точно!» – отрапортовал я и повёл миномётчиков в указанном направлении.

Как оказалось, пришли мы в костюмерную. Нам выдали немецкое обмундирование, на котором имелись бирки с надписью «Мосодежда», и каски из текстолита с цветными значками. Наконец, мои «фашисты» оделись и получили просверленные трофейные немецкие винтовки. Я уже построил их и хотел вести в расположение.

«А вы!? – обратилась ко мне костюмерша. – По сценарию вы командир немецкой батареи. Приказано одеть вас в полевую форму майора немецкой армии».

Мне вынесли китель с наградными планками и нашивкой за ранение. Кобуру с надписью внутри «Nurwalter» («Только для «Вальтера»). Шинель, фуражку с высокой тульей – всё тоже из «Мосодежды». Я во всё это медленно облачаюсь. Теперь внимание личного состава переключилось на меня: забурел лейтенант, сразу в майоры!

«Да, чуть не забыла. А сапоги-то!» – кричит костюмерша.

Гляжу, выносит «хромачи» с огромными голенищами.

«А можно я в родных, яловых останусь? – прошу её. – Всё  равно массовка».

«Можно», – великодушно разрешает она.

Прибыли на место съёмок. Ассистент режиссера подводит меня к немецкой батарее из четырех немецких трофейных пушек. Из тех, что до сих пор хранятся на военно-технической базе «Мосфильма» в подмосковном Алабино. Я распределил личный состав по орудиям. Сам, согласно уставу, занял позицию слева сзади  у третьей, основной пушке.

Ассистент режиссера  объяснил мне задачу:

«На вашу батарею с фронта пойдут два танка Т-34. В стволах вашей батареи заложены пиротехнические заряды. Задача: сделать несколько соединений контактов проводков. Это будет имитировать ведение огня. Из стволов пойдёт дымок. А озвучивание будет произведено позже.

«Ahtung! Foyer!» («Внимание! Огонь!») – громко командовал я, стоя на левом колене. При этом разглядывая стремительно приближавшиеся в дыму танки.

В этой жуткой пыли и немилосердной жаре чуть не случилась трагедия. Прямо перед крайним, четвёртым орудием наступавшие танки столкнулись бортами, и механики-водители, увидев в последний момент батарею, разошлись в разные стороны. При этом один из танков прошёл траками в полуметре от лежавшего на земле моего солдата, изображавшего убитого немца.

Четвёртой картиной, в съемках которой я принимал участие, был фильм «Товарищ генерал». Но это уже совсем другая история…»

Уважаемые товарищи ветераны! Если вы вспомните необычные истории из своей биографии и поделитесь ими с коллегами на нашем сайте, мы будем вам признательны и благодарны. Свои материалы можете присылать на адрес электронной почты: veteranmvd@mail.ru.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России