Год:
2020
Месяц:
Октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Расследование воргашорской резни

В раскрытии убийства семьи Шубиных, совершённого в марте 1993-го, были задействованы сыщики Воркуты, Сыктывкара, Москвы и Санкт-Петербурга. Преступление вызвало большой общественный резонанс…

Из Республики Коми сообщает Елена Макина.

Поэтому ход его расследования взял на личный контроль не только министр внутренних дел России Виктор Ерин, но и президент страны Борис Ельцин.

1993 год – время экономических реформ в России, спада производства и острейшего дефицита товаров. На этом фоне стремительно вырос уровень преступности. В марте того года криминальная хроника пополнилась ещё одним жутким случаем. В шахтёрском воркутинском посёлке Воргашор зверски убили семью местных жителей.

Замурованные

Погибший Виктор Шубин был добродушным человеком, трудившимся начальником участка на шахте «Воргашорская». Его супруга Наталья и сын Сергей работали там же. Дочь Вика училась в школе. Семью в городе уважали.

Коллеги забили тревогу, когда Шубины не вышли на работу. Родственники попытались прийти домой, но дверь никто не открыл. Телефон не отвечал.

«13 марта 1993 года племянник Шубина попросил помощи у пожарных и по предоставленной ими лестнице через окно проник в жилище, – вспоминает Юрий Климовицкий, в то время – заместитель начальника ОРБ службы криминальной милиции республиканского МВД. – Сильный трупный запах чуть не сбил его с ног…»

В квартиру Шубиных направили воркутинских оперативников. Перед ними предстала леденящая душу картина… Полнейший разгром: преступники что-то искали. Тела жильцов обнаружили в ванной комнате, которую пришлось вскрывать. Щели между дверью и косяком были заделаны пластилином и замазкой, а вентиляционное отверстие – алебастром.

Членов семьи вначале задушили, затем каждому из них перерезали горло.

На персональном контроле

Через час в кабинете министра внутренних дел республики Евгения Трофимова началось оперативное совещание, на котором присутствовало всё руководство управления уголовного розыска. По его итогам в Воркуту направили специальную оперативную группу под руководством первого заместителя министра Ивана Пуртова. Ему в помощники выделили Юрия Климовицкого и заместителя начальника криминальной милиции воркутинского ГОВД Сергея Войновского.

Из ГУУР МВД России прибыла специальная бригада опытных сыщиков, работало несколько групп, состоявших из оперативников ряда регионов страны. В Воркуту был командирован специальный взвод ППС республиканского МВД, принявший активное участие в проведении оперативно-разыскных мероприятий.

В раскрытии дерзкого убийства задействовали сотрудников подразделений по борьбе с организованной преступностью. Свой вклад внесли и бойцы ОМОНа – московского, воркутинского и питерского. Их силами посёлок полностью закрыли.

Под прицелом

Все участники оперативно-следственной группы работали не менее 15 часов в сутки. При опросе жильцов дома выяснилось, что за несколько дней до обнаружения трупов соседка снизу слышала скрип и приглушённые крики. Больше свидетелей не нашлось.

Из квартиры похитили телевизоры, импортную бытовую технику, охотничье ружьё с патронами, ценные вещи, одежду и посуду.

Дорогостоящими товарами в то время рассчитывались с шахтёрами по бартеру. Часть угля, отгружаемого за границу, обменивалась на автомобили и импортные вещи. Всё это продавалось горнякам по цене в разы ниже рыночной стоимости. Накануне, как оказалось, Виктор Шубин получил талон на право приобретения автомобиля ВАЗ-21093, который он продал за два миллиона рублей.

Из воспоминаний Сергея Войновского: «На момент расправы бушевала сильная снежная буря, автотранспорт подогнать к дому было практически невозможно. Значит, преступники должны проживать поблизости. Помню, как седовласый руководитель группы сыщиков из МУРа произнёс: «Здесь они где-то. Чувствую это своим нутром, я старый охотник, а они – загнанные волки, попробовавшие человеческой крови».

Убийство было совершено с особой жестокостью. Не исключалось, что преступники находились в неадекватном состоянии, возможно, под действием наркотиков.

Очевидно, что убийство совершили с единственной целью ограбления. Сыщики предполагали: на него пошли либо лица из числа знакомых Шубиных, либо люди, попадавшие в поле зрения милиции или же отслужившие в Афганистане.

Проверяли всех подозрительных граждан в Воргашоре и Воркуте. Сравнивали дактокарты с отпечатками пальцев, обнаруженными в квартире убитых. Омоновцы досматривали машины. Под особый прицел попали и скупщики краденого, и работники комиссионных магазинов.

Ложная зацепка

Кадыр Липатов оказался в поле зрения оперативников и следствия почти сразу.

«Он проживал неподалёку от убитых, состоял на учёте как наркоман. У него было трое друзей. Первоначально эта группа особого подозрения не вызывала, но её всё равно решили детально отработать», – вспоминал позже Сергей Войновский.

Впервые сыщики пришли к Липатову на девятый день после убийства. Искали наркотики, оружие, но ничего не нашли. Обнаружили, что дверь одной из комнат закрыта. Липатов объяснил: это комната матери, которая уехала к брату, а ключи не оставила. Милиционеры приходили ещё не раз, вызывали на допросы… Но не за что было зацепиться.

Однажды в местное отделение милиции доставили двух жителей Воргашора: пара сожителей состояла на оперативном учёте. При исследовании обуви задержанного эксперты-криминалисты выявили ряд признаков, указывающих на её схожесть со следами обуви, оставленными в квартире Шубиных. Мужчину проверяли на детекторе лжи. Казалось, преступление вот-вот будет раскрыто. Но причастность этого человека к убийству не подтвердилась. Поиски продолжились. Одну опергруппу сменила другая, которую возглавил начальник УУР республиканского МВД Александр Кирушев.

Круг сужался. Подозрение всё больше падало на Кадыра Липатова и его друзей. Но после того, как он установил в своей квартире металлическую дверь, сомнений в его причастности к убийству практически не осталось. К тому же, один из источников сообщил: употребив наркотики и спиртное, безработные Липатов и его товарищи сорят деньгами.

Смертельная развязка

В конце марта министр внутренних дел Республики Коми Евгений Трофимов сам выехал в Воркуту, на месте контролировал ход следствия.

13 апреля 1993 года – через месяц после обнаружения тел погибших – руководитель следственно-оперативной группы направил в квартиру Липатова оперативников для задержания подозреваемого.

В это время Евгений Трофимов, Александр Кирушев и следователь прокуратуры Юрий Мартышин ожидали вестей в кабинете. И вдруг слышат по рации: «Стреляют!»

Приехав на место задержания Липатова, застали картину: металлическая дверь вскрыта, в комнате на полу лежит хозяин, который покончил с собой, выстрелив в рот из обреза винтовки.

В его квартире обнаружили вещи, похищенные у Шубиных. Подельников Липатова – Боренкова, Орлова и Созыкина – сразу же задержали. Все трое сознались в убийстве семьи.

По полученным от Созыкина показаниям следователи обнаружили в тундре за посёлком обувь и одежду, в которой душегубы совершали убийство.

Так было раскрыто преступление, всколыхнувшее всю страну.

Мотив, как и предполагалось, был исключительно корыстный. Злодеи решили пополнить карманы лёгкими деньгами: «потрясти» кого-нибудь из шахтёров. Те получали в то время по 250 тысяч рублей в месяц. Да ещё становились обладателями супердефицитных товаров. Знали злоумышленники и о том, что Сергей Шубин собирался жениться и откладывал деньги на свадьбу. Всё это стало смертным приговором для целой семьи.

9 марта 1993 года бандиты собрались в квартире Липатова, где подготовились к преступлению. Взяв с собой нож, верёвку, пластилин и замазку, отправились к Шубиным. Дома застали только Вику и Сергея, который знал Липатова, поэтому и открыл дверь. Зайдя в квартиру, отморозки избили Шубина-младшего, связали его и сестру, стали требовать деньги.

Сергей рассказал, что под паласом лежит тысяча долларов, отложенных на свадьбу. Вечером домой вернулась мать. Когда она зашла в квартиру, её связали. Вскоре схватили и вернувшегося с работы отца. Несколько часов преступники издевались над связанными жертвами, после чего задушили их, а для верности ещё и перерезали горло.

В июне 1994 года Судебная коллегия Верховного суда Республики Коми приговорила Созыкина к исключительной мере наказания. Орлов получил 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Боренкова приговорили к трём годам лишения свободы.

По делу Шубиных прошли 40 свидетелей, 22 из которых были опрошены в суде.

Важно, что во время раскрытия убийства проводился комплекс оперативно-разыскных, в том числе и литерных мероприятий. Попутно сотрудники ведомства ликвидировали несколько ОПГ, раскрыли сотню преступлений, изъяли большое количество наркотиков.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России