Год:
2019
Месяц:
Сентябрь

Дистанция успеха Петра Нелезина

Бывшему заместителю министра внутренних дел генерал-полковнику внутренней службы в отставке Петру Нелезину исполнилось 70 лет. Его знают как бойкого управленца, талантливого руководителя, способного решить любую проблему: как служебную, так и сугубо хозяйственную.

Рассказывает Сергей Башкатов.

Он по-прежнему активен: его избрали руководителм общественной организации ветеранов ФКУ «ГЦАХиТО МВД России», зампредом Совета ветеранов центрального аппарата органов внутренних дел. Он возглавляет Центральный Совет российского ВОСВОДа, член Общественного Совета при Федеральном Агентстве водных ресурсов и ТехническогоКомитета по стандартизации. Словом, дел как всегда – невпроворот.

Два обещания деду

Родился он в селе Борщёво Хохольского района Воронежской области. В ту эпоху в деревнях были большие семьи, а посему со временем у Петра появились два брата и две сестры. Жили с матерью – Варварой Михайловной и отчимом – Борисом Плотниковым. Не сказать, что бедно, но и не богато. Глава семьи всю жизнь трудился на Нововоронежской атомной станции крановщиком. Работал и кормил детей и жену. Отчим и пасынок всегда ладили и понимали друг друга. Но в большей степени на воспитание Петра повлиял дедушка – Михаил Фёдорович Нелезин, который души не чаял во внуке.

Не обошла коллективизация стороной и двор Нелезина-старшего. Имущественное положение в его семье оказалось чуть выше, чем у других – у деда было своё небольшое хозяйство – жеребец, две кобылы, три коровы, несколько овец, а главное – сад. Соседи косо смотрели и… сообщили куда следует. Михаил Фёдорович был раскулачен и отправлен в Сибирь. Односельчане тут же заняли освободившуюся землю.

Забегая вперёд скажем, что спустя десятилетия Пётр Васильевич добился полной реабилитации родственника. Факт ссылки был признан незаконным.

«Из Сибири дед пешком пришёл в Борщёво. Когда вернулся – там и Великая Отечественная война закончилась, – рассказывает ветеран. – По большому счёту он уже никому не нужен был. Замкнулся в себе. Увлёкся православными книгами. Времена-то хоть были безбожные, но многие люди верили, соблюдали обряды. Борщёвцы часто просили деда, чтобы тот осветил дом, отпел усопших вместо батюшки или же окрестил кого-то из односельчан. Помню, как в своё время он запрещал мне даже вступать в комсомол. Но я уговорил его – объяснил, что этот шаг необходим для моего будущего. И дед дал добро, но с одним условием – всегда верить в Бога. И я сдержал слово».

Однако это было не единственное обещание, которое дал ему Пётр Нелезин. Ветеран до сих пор с ужасом вспоминает одну историю. Однажды, будучи 10-летним пацаном, обнаружил заначку деда. Нераздумывая, умыкнул всю сумму, сгонял в сельский магазинчик и от души закупил пряников, а также «взрослого провианта»: папирос, алкоголя... Собрал друзей-мальчишек и на лугу возле деревушки устроил пиршество. Когда вернулся домой, старик находился в ярости. И дело было не в пропавших деньгах – по словам деда «не в них счастье» а в том, что он не переносил табака и алкоголя, считал это от лукавого. Отлупил внука медной проволокой. А утром вывел парня в сад, обнял за плечи и долго рассказывал, как жить не стоит. Предупредил, что на его пути обязательно будут глубокие колдобины, которые необходимо преодолевать, причём собственными силами – ни в коем случае не за счёт других. А ещё попросил парня никогда никого не обманывать. С тех пор прошло 60 лет. Но Пётр Васильевич до сих помнит этот разговор…

Думаю, не ошибусь, если предположу, что первые ростки уникальных организаторских способностей нашего героя взошли именно там, в Борщёво, когда тот был ещё совсем мальчишкой. Дело в том, что мама сильно болела, и старшему сыну приходилось частенько договариваться с председателем местного колхоза, чтобы оно казал помощь и выделил лошадь для доставки её в больницу. Уже тогда Пётр Нелезин грамотно и убедительно выражал свои мысли. Руководство коллективного хозяйства сталкивалось с аргументированным напором юнца и шло навстречу.

Если врачи не помогали, молодой человек мотался с матерью по целительницам-знахаркам. Кто знает, но может эта забота и помогла женщине, несмотря на тяжёлый недуг, дожить до почтенного возраста – 86 лет.

«Родная деревня простиралась в длину почти на 25 километров, – вспоминает генерал-полковник в отставке. – Населения было около 10 тысяч. Увы, но на сегодняшний день там осталось не больше 400 сельчан. Старики все вымерли. Остались только воспоминания, а ещё… наш дом, в котором живёт младший брат. Малую родину ежегодно навещаю. А как же без этого!?»

Армия, флот, милиция…

В 1966 году, закончив 10 классов средней школы, Пётр уехал в Воронеж и получил специальность газоэлектровагоносварщика. Довольно востребованную в эпоху индустриализации. После чего Нелезина вскоре же направили на комсомольскую «стройку века» – возводить завод «ВАЗ» в Тольятти. Вышло так, что Пётр Васильевич не только строил, но и лично «выкатывал» в 1970 году первый «Жигулёнок» – легендарную «копейку».

Мечтая носить погоны и служить Родине не покидала молодого человека. И он отправился в Ульяновск, где успешно поступил в танковое училище. Но молодость и жажда приключений внесли свои коррективы в судьбу: Нелезина вместе с приятелем как-то задержал в «самоволке» комендантский патруль, и ребят отчислили из военного вуза.

По возвращении домой Пётр тут же направился в военкомат и уговорил отправить его в армию. У юноши имелась отсрочка от службы в Вооружённых силах – «комсомольская путёвка», срок которой ещё не закончился. Но дар убеждения будущего замминистра внутренних дел России одержал тогда верх. Так он попал на Северный флот, на архипелаг Новая Земля. Сначала была «учебка», получил звание старшины 1-й статьи. В свободное время посещал специальные курсы, ориентированные на сверхсрочную, по итогам которых в 1971 году сдал экзамены. В результате ему присвоили звание младшего лейтенанта. Так, попав из солдата-срочника в офицеры, Нелезин стал грезить дальнейшей службой. Но… получил из Борщёво письмо, в котором мать умоляла сына вернуться в отчий дом, ей становилось всё хуже.

Уволившись в запас, он вернулся в родные пенаты  устроился на атомную станцию в городе Нововоронеже по своей первой специальности – газоэлектровагоносварщиком. Но мысль о дальнейшей службе не выходила из головы. По разнарядке в 1973 году Пётр попал в милицию. С учётом армейской выслуги ему присвоили звание младшего лейтенанта. Первое место службы – дежурная часть Нововоронежского городского отделения милиции.

К тому времени он уже был кандидатом в члены Коммунистической партии Советского Союза. Видя успехи Нелезина, руководители партийных органов направили молодого сотрудника возглавить один из районных участков – так он стал участковым уполномоченным. На погонах появилась вторая звездочка. Работая «местным шерифом», лейтенант милиции Нелезин начал раскрываться ещё более уверенно. У него всё было под контролем. Вскоре его признали лучшим участковым Воронежской области.

«В то время шла активная и борьба с самогоноварением, – рассказывает Пётр Васильевич. – Но я уже тогда осознавал: если работать бездумно, как робот, то… можно пересажать полстраны. Практически все знакомые – односельчане, да и горожане – варили тогда самогон. Решил, что главное в этом деле – профилактика. И знаете, что сделал? Выбирал одного-двух ярых и неисправимых «самогоноваров», приглашал представителей местных СМИ. Оформлял, как положено, а потом пускал «тяжёлую артиллерию» – журналисты «пропесочивали» на всю округу злостных неисполнителей «сухого закона». В таких случаях даже суды реагировали: пойманным с поличным и засвеченным в прессе давали меньше срок. Наверное, думали – и так уже общественное порицание «ошпарило» бедолаг».

В десятку!

Участковым Пётр Нелезин трудился около 7 лет. Затем перевёлся в местный угро, показал себя профессионалом, был назначен замначальника этой службы. Параллельно заочно закончил Волгоградскую высшую следственную школу МВД СССР.

В возрасте 28 лет возглавил отделение внутренних дел Колодезянского райисполкома Новоусманского района. Именно на том рубеже будущий генерал-полковник начал проявлять в милиции организаторский талант. В первую очередь все его старания были направлены на укрепление тыловой составляющей вверенных подразделений.

Хозяйство новому начальнику досталось то ещё! Отделение размещалось в практически полностью разрушенном старом бараке. Нелезин решил, что в таких условиях милиционерам выполнять обязанности по охране порядка и соблюдению законности негоже. Он помнил главный армейский принцип – чтобы требовать от подчинённых чёткого исполнения обязанностей, необходимо обеспечить их всеми условиями. И, засучив рукава, принялся за дело. Стал обивать пороги чиновников разного ранга, способных помочь в исправлении ситуации. Руководство Управления строительства пошло навстречу. Средства изыскали. В результате на месте развалин выросло красивое двухэтажное здание.

Замшелое отделение милиции, словно проснувшись из небытия, тут же стало выдавать хорошие показатели в работе. Это заметили в областном главке и в 1988 году Нелезину предложи должность начальника РОВД Каширского райисполкома Воронежской области. Как выяснится позже, неспроста.

Прибыв на место и узрев в каком состоянии прозябало здание вверенного подразделения, – лишь развёл руками. Предыдущий отдел даже в своём первоначальном виде казался дворцом по сравнению с увиденным. Это трудно было себе представить, но отдел располагался в… заброшенной конюшне.

«Ну и дела!» – вздохнул с сожалением новоиспеченный начальник и принялся решать проблему. Опыт уже имелся. Вновь предстояло обивание порогов, доказывание очевидного, что «люди же, в конце концов – а работать приходиться, аки лошадям». Когда руководитель «конюшенного» РОВД пришёл к начальнику ФЭУ УВД Воронежской области, то так и заявил с порога – «Людям – не место в стойле!» А тот руками разводит: «Денег на строительство нет». Предложил обращаться к местным властям.

Первым делом Нелезин решил выкопать вплотную к конюшне котлован. Никто не поверил в затеянное. Лишь шутки распустили, мол, пруд сделают и рыбу из окошек будут ловить. Но недолго усмехались – в течение года завершилось строительство трехэтажного здания. Все ахнули.

Не лучшей вверенная территория была и в плане оперативной обстановки –исправлять ситуацию предстояло набором хорошо подготовленных кадров. Но где взять высококвалифицированных сотрудников? Тут и пришла идея. Параллельно со строительством здания Пётр Васильевич организовал… семейное общежитие для привлечения специалистов. Средств на это не хватало. На помощь пришёл строгий советский ГОСТ. Дело в том, что в те времена даже малейший отколотый уголочек на строительном материале считался браком и шёл на списание. Именно такие, но вполне себе пригодные для возведения барака «отходы» и отбирались. Так что вскоре рядом с «трёхэтажкой» появился и одноэтажный дом для сотрудников со всеми удобствами. Оставалось только заинтересовать новосёлов. И тут Нелезину пригодилась смекалка. Он отправился в Волгоградскую высшую следственную школу МВД СССР – на… выпускной вечер. Расчёт был прост: некоторые новоиспечённые лейтенанты ещё во время учёбы познакомились с местными девчонками и уже обзавелись семьями.

Чтобы сразу предоставили жильё по месту службы – да это фантастика! Такого сотворить никто не мог. Никто, кроме Петра Васильевича. Как только он сообщил о готовности предоставить квартиры для сотрудников, к нему выстроилась очередь. Пришлось даже устраивать жёсткий отбор.

Когда будущий генерал принимал отдел в конюшне – по «успеваемости» из 40 райотделов, «Каширское» числилось на 31-м месте. За короткий срок случился прорыв: подразделение вошло в первую десятку.

Организаторские способности руководителя РОВД не остались незамеченными «наверху». В начале 90-х годов Нелезина назначили начальником службы тылового обеспечения УВД Воронежской области.

Чтобы получить жильё, милиционерам нужно было стоять на очереди белее 10 лет. «Непорядок!», – решил новый тыловик и при поддержке тогдашнего начальника УВД «выбил» деньги в Казначействе, у областных руководителей и в Министерстве финансов РСФСР. За полтора года возвели два девятиэтажных здания с десятками однокомнатных квартир семейного типа. Да ещё заложили пять домов!

Из министерства приезжали высокие чины и диву давались. После того, как работа регионального тыловика была тщательно «прощупана», ему предложили очередное повышение. На этот раз Нелезина ждал кабинет на Житной улице в Москве. В 1994 году он был назначен начальником производственно-хозяйственного управления МВД России. На новой должности у него остались те же приоритеты: жильё для сотрудников и обустройство достойной материально-технической базы для созданных спецподразделений.

В тяжёлые времена

Середина 90-х… Страна в глубочайшем кризисе. Трагические события на Северном Кавказе усугубили и без того непростую ситуацию. Нелезин в то время занимал пост начальника штаба тыла МВД России. Его главная задача – обеспечение всем необходимым сотрудников временной оперативной группировки органов и подразделений органов внутренних дел, которые служили в «горячих точках». Он выполнял свою работу так, что армейский служивый люд с завистью поглядывал в сторону милиционеров и коллег из внутренних войск.

Когда начальник штаба тыла прилетал в Чеченскую республику, то решал не только служебные вопросы. С помощниками он отправлялся по детским больницам, садам, школам. Изучал ситуацию, а потом возвращался не с пустыми руками. Например, в одну из чеченских школ завёз 40 персональных компьютеров. Пётр Васильевич прекрасно понимал: необходимо делать всё возможное, чтобы местное население верило и доверяло государственной власти.

Однажды, посетив раненных бойцов, узнал, что у некоторых из них не заживают раны. Медики разводили руками – здесь же не Израиль. Нелезин убедил министра, что ребят необходимо вывезти к Мёртвому морю. Выделили самолёт. На нём «незаживающие» бойцы – 21 сотрудник – и были отправлены на лечение. Пока парни проходили курс реабилитации, Пётр Васильевич знакомился с заграничными светилами медицины. Как-то раз, в неформальной обстановке, разговорился с одним из докторов. Он проникся к русскому генералу и изъявил желание преподнести подарок в честь знакомства, поинтересовавшись, что бы тот был рад получить в качестве презента. Нелезин ни капли не задумываясь, ответил, что лично ему ничего и не надо, вот бы ребятам по медицинской части чего-нибудь…

Израильский врач сразу вспомнил, что недавно закупил для собственной клиники новые аппараты «Искусственная почка», а на складе стоят пять других моделей практически таких же, и даже ещё нераспечатанных. Ударили по рукам, и Пётр Васильевич в качестве признательности снял с запястья командирские часы и протянул собеседнику.

Всё бы хорошо, но вывезти подарок оказалось не так просто из-за бюрократических проволочек. На протяжении двух недель Нелезин с помощниками, как когда-то в молодости, обивал пороги разных инстанций. В итоге заимел все разрешительные бумаги.

«Очень помогли тогда наши соотечественники – международный представитель МВД России в Израиле и посол, – признаётся генерал».

А вот на военном аэродроме «Чкаловский» груз «приняли» отечественные спецслужбы. И начались вопросы: откуда, зачем, какие связи в Израиле…Технику на время «арестовали». Начались проверки. Полгода Нелезин боролся за то, чтобы оборудование попало по месту назначения. И правда, как всегда, оказалась на его стороне. Кстати, аппараты те до сих пор функционируют в одном из ведомственных лечебных заведений.

Некабинетный генерал

С 1999 по 2002 годы Пётр Нелезин занимал должность заместителя министра внутренних дел Российской Федерации.

Пока он работал на серьёзных постах в центральном аппарате, при нём сменилось семь министров внутренних дел. И этот факт никак не повлиял на карьеру генерала-тыловика внутренней службы. Ему доверяли.

Каким образом, пройдя такую длинную служебную дистанцию, удавалось отстаивать точку зрения, решать, казалось бы, «навечно зависшие» вопросы, «раскалывать» проблемы? У Петра Нелезина был свой подход к любому начинанию.

«Главное – это люди, – поясняет он. – Всегда ценил в них честность и справедливость. Меня коробит, когда обманывают, выкручиваются, находят множество причин невыполненного приказа. Считаю, если взялся за что-то, то необходимо найти возможность довести дело до конца».

Впрочем, это не всё. Есть у Нелезина ещё один секрет. С руководителями важные вопросы старался всегда решал… вне кабинета. 

«Это мой психологический ход, выработанный годами. Стены давят, гнетут, телефонные звонки отвлекают и накаляют атмосферу. О проблемах нужно говорить в непринуждённой обстановке», – признаётся человек, для которого, кажется, нет ничего невозможного.

Ну и, разумеется, самое главное… По его словам, он не смог бы достичь высоких результатов в работе, если бы не крепкая и любящая семья.

«Даже у главного тыловика системы МВД должен быть надёжный тыл», – поправляя усы и улыбаясь, говорит Нелезин.

С супругой Верой Афанасьевной они вместе вот уже 48 лет. Троих дочерей воспитали. Все с высшим образованием, а старшая Елена Нелезина – кандидат наук– пошла по стопам отца: ныне полковник полиции, заместитель начальника оперативного Управления Дежурной части ГУ МВД России по городу Москве.

Чтобы описать всё, что этот человек сделал на благо ведомства – не хватит газетной площади. Да и зачем? Это помнят коллеги.

«Вся моя служба прошла под неусыпным контролем, «под лупой». За это не в обиде. Без этого и нельзя, – подытоживает генерал. – Старался выполнять обязанности лишь по чести и совести. Всё делал исключительно ради служивого люда и на благо системы МВД, чтобы была она у нас в почёте и уважении… Никогда никому «не плакался», не оправдывался и не искал виновных. Зато старался находить выходы из любой сложной ситуации. Потому что меня этому ещё дед научил…»

Фото из личного архива семьи Нелезиных

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России