Год:
2020
Месяц:
Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

К трудностям привык на фронте

Весной 1945 года Геннадий Пономарев форсировал Одер, бился под Варшавой, дошёл до самого Берлина. Был участником встречи на Эльбе с американскими союзниками. Оставил он надпись и на стене полуразрушенного Рейхстага…

Из Республики Марйи Эл сообщает Анжелла Пекменова.

Бывший сотрудник органов внутренних дел полковник милиции в отставке Геннадий Николаевич Пономарев воевал на фронтах Великой Отечественной войны и продолжал защищать свой народ от посягательств нарушителей в мирное время. Он стал настоящей грозой для преступников всех мастей. Службе в армии и в органах внутренних дел отдал в общей сложности почти 34 года.

Отслужив в Вооруженных силах семь лет, он начинал свою карьеру в органах внутренних дел в 1951 году в должности оперуполномоченного уголовного розыска. В отставку вышел в 1976-м, после чего еще несколько лет работал юристом. Многое повидал и многое испытал фронтовик.

Опаленные войной сороковые

Уроженец Козьмодемьянска, в семье он был тринадцатым(!) ребенком по счету. Но зато, как вспоминала его мать, родился в «рубашке». Таких детей считают с раннего возраста защищенными от разных бед и смертельной опасности. И позже, в 1944 году, ему довелось лично убедиться в этом во время боев на Карельском перешейке. Впрочем, обо всем по порядку…

Начало войны Геннадий встретил 14-летним подростком. Пятнадцать ему исполнилось позже, в августе 41-го. Старшие братья отправились на фронт. А в 1943 году 17-летним пареньком был призван в армию и Геннадий Пономарев. Сначала новобранцев собирались направить в пехотное училище. Но в последний момент судьба распорядилась иначе: его и других призывников отправили в город Павлов Горьковской области, где им предстояло провести полгода в составе отдельного учебного полка. На его базе готовили военных водителей. Весной 1944 года их перевели в подмосковный Наро-Фоминск. Там формировались моторизованные батальоны особого назначения, которые подчинялись непосредственно Верховному Главнокомандующему. В один из таких батальонов попал и Геннадий. Тогда он еще не представлял, за рулем какой необычной машины ему предстоит пройти свой фронтовой путь.

Речь идет о диковинном тогда для Красной армии автомобиле-амфибии, сконструированном на базе известного «виллиса»: заменой обычному кузову стал жестяной лодочный корпус, что позволяло машине легко преодолевать водные преграды. На воде «амфибии» развивали небольшую скорость, около 11 км/ч, зато на суше тяжелые лодки на колесах разгонялись до 100 километров в час.

Рождённый в рубашке

Вскоре 283-й отдельный батальон особого назначения оказался в составе Ленинградского фронта, и теперь новинку предстояло опробовать в деле – рискованном, как, впрочем, всё то, что было связано с боевыми действиями. Десять лодок-амфибий, в числе которых был экипаж Геннадия Пономарева, должны были в вечернее время форсировать трехкилометровый пролив под Выборгом и вытеснить противника с острова.

Три километра по воде, на открытой местности, которая у противника, как на ладони, – маршрут не из простых. Но другого пути не было. По батальону открыли минометный огонь. В итоге все десять лодок-амфибий всё же преодолели пролив и высадились на остров. Хотя смертельная опасность подстерегала их на каждом шагу. Так, во время высадки десанта одна из мин разорвалась прямо рядом с «фордом», за рулем которого находился Пономарев. Двое автоматчиков из его экипажа получили ранения. Несколько осколков застряло в пробковых сиденьях амфибии; одним из них был серьезно ранен боец, сидевший рядом с Геннадием. Сам же он чудом остался цел, видимо, не зря говорят: в рубашке родился. Раненого передали санитарам, а после того, как закончился бой, Пономарев доставил его на переправу – для отправки в госпиталь.

«Экипаж у нас был полностью интернациональный, – вспоминал Геннадий Николаевич. – Справа от меня, рядом с водительским местом, сидел украинец, за спиной – белорус, еврей и цыган. Последний во время минометного обстрела тоже был ранен, как и мой сосед-украинец. Мы всегда поддерживали друг друга, выручали. Батальон в целом тоже был очень дружным: русские, узбеки, казахи, представители других национальностей – все вместе противостояли войскам гитлеровских захватчиков, дружно бились за победу».

До самого Берлина

Тогда успешное выполнение батальоном, в котором служил Пономарев, поставленной задачи, стало, по сути, началом крупной общевойсковой операции, в ходе которой был освобожден целый ряд городов – в том числе Нарва, Тарту, Таллинн, другие населенные пункты. Позже с территории, освобожденной от гитлеровских войск Эстонии, батальон отправили в Польшу. Весной 45-го Геннадий Пономарев на своем «форде» форсировал Одер, бился под Варшавой, доехал до самого Берлина. Вспоминал о встрече на Эльбе с американскими союзниками, когда ликующие солдаты обменивались приветствиями. В числе других советских солдат, с честью прошедших фронтовой путь до победного финала, Геннадий Николаевич оставил свой автограф на стене полуразрушенного Рейхстага.

Вот только точку ему довелось поставить не скоро: отслужив еще 5 лет в танковой части на территории Германии, домой ефрейтор Пономарев вернулся лишь в конце 1950-го. Тогда он узнал, что почти все местные ребята 1925 года рождения, которые были призваны в армию годом раньше, погибли. Многие из них сложили головы в боях на Курской дуге. Что касается его сверстников, призванных осенью 1943-го, возвратиться домой тоже довелось не всем.

И снова – служба

Вскоре Геннадия и двоих его земляков, вернувшихся после армейской службы и вставших на учет в военкомате, пригласили на собеседование. Речь шла о направлении их на службу в органы внутренних дел. Двоих в итоге не взяли, а Геннадия Пономарева, имевшего безупречную репутацию, приняли на службу в милицию. Началась она для него с годичной школы уголовного сыска в Ленинграде. Окончив её, он получил удостоверение старшего сыщика. Азы оперативной работы осваивал там же, у маститых профессионалов, обладавших большим практическим опытом.

Вернувшись после обучения в родную республику, он работал в отделе уголовного сыска управления милиции МГБ Марийской АССР, который возглавлял в те годы Серафим Тихонович Межеров. Трудился в одной связке с оперативниками Виктором Криваксиным, Владимиром Крестинским, другими профессионалами сыскного дела. Одной из главных для них задач стала в те годы борьба с карманниками, которые активно проявили себя в марийской столице. «Щипачей» старались брать с поличным. Нередко это происходило на автобусной остановке возле аптеки № 1, где всегда было многолюдно. Ловили карманников и в общественном транспорте, после чего передавали задержанных дознавателям.

Встретить свою судьбу

Тогда же, в 50-х, он встретил свою будущую спутницу жизни Веру Петровну, с которой они прожили долгую и счастливую жизнь. Сначала было мимолетное знакомство в гостях у родственников: двоюродный брат Геннадия оказался женат на сестре Веры. Хотели встретиться на следующий день и отправиться вместе на каток, но Пономареву пришлось срочно уехать в Волжск по служебным делам. Шло время, молодой человек искал повод для встречи. А потом просто взял и приехал к своей избраннице в гости – в Еласы. Застать комсомольскую активистку дома не довелось. Тогда он позаимствовал у здешних коллег велосипед и отправился разыскивать ее на колхозное поле…

С тех пор они стали неразлучны. Всегда делили на двоих тяготы милицейской службы, которая нередко была сопряжена с риском. За эти годы Геннадия Пономарева не раз направляли туда, где требовались его организаторские способности и профессионализм. После работы в уголовном сыске он возглавлял райотделы милиции – Семеновский, Юринский, Медведевский. В течение года, вплоть до марта 1970-го, занимал ответственную должность начальника Йошкар-Олинского ГОВД. Последние шесть лет служебной карьеры были связаны для него с работой в уголовно-исправительной системе МВД Марийской АССР. Он был начальником по оперативной и режимной работе.

Посвятив почти два десятилетия из 26 лет милицейского стажа работе в горрайорганах внутренних дел, Геннадий Пономарев отмечал, что основную часть преступлений в столице и районах республики составляли кражи. В раскрытии многих из них он принимал участие лично. Немаловажную роль играла и рабочая атмосфера в коллективе. Характеризуя ситуацию тех лет, ветеран говорил, что недостаток образования многим оперативникам заменяла преданность делу и тот факт, что они пришли в эту профессию по призванию. Трудностей работники милиции не боялись – ведь к ним они были приучены еще на фронтах Великой Отечественной.

У Геннадия Николаевича наград немало. Среди них – ордена Отечественной войны II-й степени и Красной звезды, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина» и множество других.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России