Год:
2020
Месяц:
Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Потерянная звезда

Его искали афганские талибы и чеченские боевики. В списках последних мой собеседник значился врагом республики Ичкерии под № 9 и заочно был приговорен к смерти.

Все охотились за ним, а он сидел в камуфляже в охотничьем домике и спокойно рассказывал неотполированную историю афганской войны и чеченской трагедии.

Афганский излом

С Юрием Константиновичем Плугиным мы познакомились более четверти века назад. Я – тогда ещё молодой следователь районной прокуратуры, он – матёрый начальник областного уголовного розыска. Судьба свела нас на одном из мест происшествий. Днями и ночами мы колесили с Плугиным по близлежащим сёлам в поисках убийцы пятилетнего мальчишки. Тогда я и узнал, что он – потомственный милиционер: родился в 1948-м в Казани в семье сотрудника уголовного розыска, в 20 лет окончил Саратовскую специальную школу милиции, в 26 – Высшую школу МВД СССР, а потом – Академию Министерства внутренних дел. На его счету множество раскрытых убийств и других тяжких преступлений.

За прошедшие годы Юрий Константинович пополнел, появилась седина. Позади ранение, контузия… Но в глазах тот же задор и жажда действия.

– Через два года после нашей встречи в июле 1986 года, – рассказывает Плугин, – я был направлен в Афганистан старшим советником командующего царандоя (местной милиции) провинции Бадахшан. Мы формировали царандой, обучали личный состав, организовывали оборону Файзабада и других населённых пунктов. Но это внешняя сторона. А было ещё и то невидимое для окружавших, что называется оперативной работой. В Афганистан многие шли воевать, а там надо было работать с населением. Ведь вначале, когда советские войска вошли в эту страну, наших солдат встречали с цветами.

– Что же такое должно было произойти, чтобы друзья превратились в смертельных врагов?

– Проходили военные действия с участием правительственных вооружённых сил и подразделений ограниченного контингента советских войск. И когда наряду с бандитами гибло мирное население, разрушались дома и целые кишлаки, это не могло не вызвать возмущение. Война ведь – это не только подвиги и геройство. Война – это убийства и грязь, это жестокость, мародёрство и ещё много чего.

– Что же мог сделать старший советник в такой ситуации? – спрашиваю у Юрия Константиновича.

– В Афганистане мне приходилось заниматься многим: работать с местным населением, старейшинами, духовенством, проводить мероприятия по нейтрализации банд, устанавливать контакты с главарями отдельных вооружённых формирований и склонять их к переходу на сторону государственной власти.

После вывода советских войск представительство МВД СССР в Афганистане было упразднено, но Плугина оставили в Кабуле для организации работы афганского уголовного розыска. Одним из главных направлений была борьба с незаконным оборотом наркотиков. Огромные партии наркотических веществ шли из Афганистана через Советский Союз в европейские страны.

Можно было только догадываться, почему после второго прибытия Плугина в Афганистан резко обострилось обоняние голландских и немецких собачек, искавших наркотики на таможнях Европы. Уж больно резво они выискивали эти самые наркотики. Их хозяева получали за это медали, громогласно объявляя миру о задержании очередной партии «товара». И нигде не сообщалось, что этих чудо-собачек полицейские тащили к «нужным» контейнерам, а само продвижение контейнеров с наркотиками через полмира на языке оперативников называлось контролируемой поставкой. И даже изымавшие очередную тонну зелья европейские полицейские не знали, что у истоков очередной совместной операции спецслужб где-то там, в другой части света, стоял совсем неприметный человек, полковник советской милиции Юрий Константинович Плугин.

За работу по созданию афганской милиции и борьбу с преступностью на территории этой страны Плугину вручили два ордена Красного Знамени и другие государственные награды СССР и Демократической Республики Афганистан.

Предательства не прощаю

В ноябре 1995 года Плугин был командирован в Чечню для оказания помощи местным правоохранительным органам в качестве первого заместителя республиканского министра внутренних дел. Тогда ему очень пригодился афганский опыт. Как руководитель криминальной милиции, он тесно взаимодействовал с органами государственной безопасности, подразделениями ГРУ, войсковыми частями и соединениями Министерства обороны и МВД, возглавлял координационный штаб республики.

– В июне 1996 года, – рассказывает Плугин, – неожиданно для всех министром МВД Чечни вместо генерала Иналова был назначен полковник Таранов. Такая «ротация» была проведена наспех, вопреки элементарной логике. Ранее полковник Таранов командовал конвойным полком внутренних войск. Для исполнения обязанностей министра опыта работы в конвойной службе явно было недостаточно.

В начале августа 1996 года Плугин получил оперативную информацию о том, что 6 числа готовится нападение боевиков на Грозный. Доложил об этом лично Таранову. Но, несмотря на это, министр внутренних дел вывел из расположения МВД республики все оперативные службы и строевые подразделения.

К тому времени оказались сняты все наружные милицейские посты вокруг здания Министерства внутренних дел и Дома Правительства и все армейские КПП на подступах к столице. Вскоре весь «правительственный квартал» был блокирован бандитами. А потом началась осада здания министерства. На первых порах его оборону держали четыре сотрудника рязанского Управления по борьбе с организованной преступностью, десяток бойцов внутренних войск и несколько милиционеров-чеченцев. Они защищали тогда не только здание министерства. В его подвале скрывалось около ста мирных жителей – работники чеченского правительства, сотрудники охраны, журналисты. Боевики вряд ли бы пощадили их, ворвись они в здание.

– Шансов остаться в живых, – продолжает Плугин, – у оборонявшихся практически не было. В то время, когда мы отражали атаки боевиков и защищали здание МВД, министр внутренних дел республики отсиживался то в помещении ГАИ, то в Ханкале, то в аэропорту «Северный». Я понял, что нас, небольшую горстку милиционеров, просто оставили на растерзание бандитам. Но пришла и помощь. Отказавшись выполнить приказ Таранова, к зданию МВД с боем прорвались отряд милиции особого назначения и муниципальный полк. Позже подошёл и сводный отряд оперативных служб. Благодаря их поддержке мы отстояли здание МВД. Я был несказанно рад, что никто из сражавшихся со мною милиционеров-чеченцев не покинул здание министерства, не дезертировал. Они вместе с русскими с оружием в руках на маленьком пятачке Грозного отстояли честь большой России.

За годы войны в Афганистане и Чечне Плугин научился прощать всё: грубость, трусость, подлость – всё, кроме предательства. После командировки в Чеченскую Республику он возвратился в Рязань, а затем был назначен начальником Управления внутренних дел Мурманской области и стал генерал-майором милиции.

С генеральской должности ушёл на пенсию. У него родился сын, он посадил сад и наконец-то построил дом. И только порой, глядя на развешенные по его стенам фотографии Афгана и Чечни, вспоминает о том, что когда-то происходило в его жизни. О том, например, как в 2007-м неожиданно узнал, что он уже 17 лет как Герой Советского Союза. Оказывается, ещё в 1990 году за выполнение воинского и интернационального долга в Афганистане и проявленное при этом мужество, президент СССР Горбачёв подписал Указ о присвоении полковнику милиции Плугину этого высокого звания. Но вскоре Союз распался, и Золотую Звезду ему вручить забыли. Так она и пролежала многие годы в столах у чиновников...

Дмитрий Плоткин


ЭПИЗОД

Одно из вооружённых формирований Исламского общества Афганистана, дислоцировавшееся в долине Яфталь, возглавлял Абдул Халид Басир – авторитетный среди местного населения лидер. 250 тысяч человек поддерживали его. Представительством МВД СССР и другими соответствующими структурами Плугину было поручено выйти на контакт с ним и убедить перейти на сторону государственной власти. Эта работа была настолько важна, что её контролировал лично начальник оперативного управления Генерального штаба Министерства обороны СССР генерал армии Варенников. Благодаря договорённости с Басиром удалось обеспечить бескровный вывод из Бадахшана Бахаракского батальона 860-го отдельного мотострелкового полка.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России