Год:
2020
Месяц:
Март
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Как искали мешок государственных денег

Оперативная обстановка в Коми АССР в начале января 1981-го была нарушена невероятным по масштабу событием – в Усть-Куломском районе пропал мешок с двадцатью тысячами рублей – выручкой магазинов из отдалённых населённых пунктов.

Из Республики Коми сообщает Ольга Чернявская.

Ценный груз

По тем временам эта сумма не маленькая. На неё можно было купить две «Волги». Куда такие деньги тратить? Но злоумышленник затаился, не стал разбрасываться ворованными купюрами.

На помощь местным милиционерам выехал заместитель начальника уголовного розыска МВД Коми АССР Эдуард Забоев с бригадой. Ещё в самолёте Эдуард Михайлович, оглядывая подчинённых, задумался: «Может, не надо было брать столько людей?» И тут же возразил сам себе: «Быстрее справимся». Но дело затянулось почти на год…

Государственные деньги – это выручка из магазинов дальних посёлков и сёл района, которая регулярно собирается и сдаётся в обусловленный день. После всю сумму забирает рейсовый самолёт. Командир экипажа передаёт мешок вместе с почтой в коммерческий склад аэропорта. Дальше – дело за Валентиной Дмитриевой, заведующей складом. Она должна сдать почту в районный узел связи или упрятать ценные посылки в сейф, предварительно сложив их в страховые мешки.

В субботу, 10 января 1981 года, самолёт из глубинки прилетел под вечер. Дмитриева приняла почту, но отправления, вопреки инструкции, в хранилище не закрыла. А в понедельник, 12 января, она пришла на работу и обнаружила: кто-то распилил дужку наружного замка склада, проник в него и унёс мешок с деньгами. Валентина Васильевна подняла тревогу.

Следственно-оперативная группа, установив обстоятельства пропажи денег, собралась в кабинете начальника Усть-Куломского ОВД Александра Кирушева (в настоящее время помощник министра внутренних дел Российской Федерации. – Прим. Авт.).

- Какие мы имеем версии? – задал вопрос оперативникам Забоев.

Под подозрение сразу же попала завскладом Дмитриева. Совпадение-то странное: забыла закрыть ценные посылки в сейф, а через день – кража. Отойти от этого варианта было трудно, но Эдуард Михайлович требовал других версий. Грузчик, который разгружает и загружает почту, на ночь остававшийся в аэропорту сторож, ранее судимый пассажир, летевший тем рейсом, – все пошли в разработку.

За несколько дней опергруппой была проведена колоссальная работа, но раскрытие всё затягивалось. Упрёки Эдуарду Забоеву пришлось молча слушать от заместителя министра. Начальника же районного ОВД Кирушева даже вызывали в райком партии.

Между тем сыщики опросили сотни людей, прочесали местность в радиусе пяти километров, просмотрели все милицейские архивы. Установили тех, кто выехал из Усть-Кулома на следующий день после кражи, побеседовали с активом села и продавцами магазинов. Собрали и отзывы работников аэропорта о Дмитриевой. Все как один утверждали, что женщина она порядочная, отзывчивая и даже чересчур добрая.

- Вот это «чересчур» и есть, видимо, та сторона, которая граничит с халатностью, – сказал полковник милиции Забоев. – Нельзя быть добреньким за счёт государства. Каждый должен отвечать только за свою ошибку. В общем, ищите, перефразируя известное выражение, не женщину, а вора.

Странная выручка

Пришло лето, а затем опять зима. Но расследование январского хищения так и стояло на месте. Сыщики перепроверили всех подозреваемых, вышли и на Ивана Старостина, который ранее преступал закон. Здоровый, крепкий мужик, кочегар дорожного ремонтно-строительного управления. Но у того алиби – гостил в Сыктывкаре…

- Святая обязанность наша, чтобы люди, актив наших помощников, не забывали о преступлении, – всё время напоминал подчинённым начальник Усть-Куломского ОВД Александр Кирушев. – Кто-нибудь да что-нибудь вдруг заметит.

И вдруг случилось. В очередной обход магазинов продавщица рассказала о странных купюрах.

- Не знаю, стоит ли обращать внимание. Но вчера у меня лодочный мотор покупали. Деньги какие-то… Лежалые, что ли. Слегка прелые. Запах, – продавщица смущённо отвела глаза, – навозом отдаёт.

Банкноты изъяли. Экспертиза в Сыктывкаре установила: они длительное время лежали в сыром месте, рядом с навозом.

Подобные сигналы стали поступать оперативникам и от других продавцов. В милиции составили список покупателей. Фамилии повторялись. В итоге круг граждан, расплачивающихся купюрами, которые пахли, сужался. В основном это были завсегдатаи винно-водочных отделов и специализированных магазинов по продаже алкоголя.

Вскоре сыщики установили, что за водкой часто посылает дружков Иван Старостин. И тогда оперативники под разными предлогами пошли на плотный контакт с его собутыльниками.

В то время Иван уже расписался с Ниной Липиной и жил вместе с молодой супругой и её родителями. Отец Нины – Михаил Липин – любил выпить. Однажды вечером он вышел на крыльцо своего дома. Мимо «случайно» проходил участковый. И мужчина, еле ворочая языком, выболтал ему про Старостина.

Хитрый расчёт

Сам себя Иван считал хитрым и ловким, методично продумывал каждый свой шаг. В Усть-Кулом приехал из Брянска на заработки, но деньги в карман не шли. Тогда и решил – надо брать там, где плохо лежит. Опыт есть, прежнюю судимость на новом месте мужчина скрывал.

На селе Иван сошёлся с Липиной, работавшей на почте. Он часто навещал её, а однажды заметил, как грузчики привезли из аэропорта посылки и стали выбрасывать на землю. Вот тогда в его голове и созрел план. Старостин наблюдал за ними несколько дней, а после за бутылкой поделился мыслями с возлюбленной. Так в один из дней женщина случайно оказалась рядом с машиной и умыкнула один из мешков. Ценный груз бросила к забору, но вдруг услышала окрик: «Ты что делаешь, Нина?»

Её задержали, но после горючих слёз и просьб не вызывать милицию отпустили. А дома женщину побил Иван за неудавшуюся попытку.

Чтобы не вызвать подозрений, Старостин выбрал новый объект наблюдений – склад аэропорта, откуда груз идёт на почту. Специально для этого придумал легенду, якобы ждёт родственника, который должен прилететь в гости, но когда, не сообщил. Иван стал захаживать к грузчикам, угощать их вином, после чего те многое выбалтывали. Заходил и на склад погреться. А однажды – дикое везение! Увидел сам, как Дмитриева не заперла в сейф страховой мешок с деньгами. Это было 9 января 1981 года. В ту ночь Нина сшила ему из простыней маскхалат, а на следующую Иван пошёл на дело. Распилил дужку замка и забрал деньги. Дальше – через поле в лес, переложил сумму в свой мешок, а страховой закопал, выбрался на тракт.

Дома Старостин никак не мог заснуть. Думал, как создать себе алиби. Утром нашёл водителя, который ехал в Сыктывкар, и отправился на этой машине в город на выходные.

А деньги-то пахнут!

Деньги Иван спрятал под навозной кучей в хозяйственной пристройке дома, где жил до женитьбы. «Улов» не трогал долго, лишь однажды позволил себе взять пару сотен, на которые купил в Сыктывкаре холодильник и кое-что по хозяйству. В селе же не тратил ни рубля.

Так прошёл почти год. Мужчина решил попробовать сбыть похищенные купюры. И здесь тоже был хитрый расчёт. Старостин одолжил у знакомых крупные суммы, а вернул – ворованными. Получилось. Дальше он стал давать приятелям мелкие купюры на спиртное. Те бегали в магазин, делали покупку, а сдачу возвращали опять же Ивану.

После переезда к Липиным злоумышленник перенёс деньги в новое жилище и всё время перепрятывал, опасаясь, что найдут. На очередном застолье с Липиным Старостин, бравируя находчивостью и изобретательностью, сболтнул лишнего. Думал, что вовремя спохватился, но Михаил догадался, чьих рук тёмное дело. Рассказал об этом участковому. На следующее утро Ивана арестовали.

В кабинете Кирушева подозреваемый, читая протокол допроса Липина, попытался выкрутиться – свалить вину на заведующую складом Дмитриеву. Но бывалый опер был непреклонен.

- Она, конечно, допустила халатность. В отношении неё тоже будет возбуждено дело, а с вами разговор другой, – сказал Александр Иванович. – И не потому, что раньше привлекались к уголовной ответственности. Смотрите: вот, что у вас в комнате нашли при обыске! А вот они – купюры. Это акт экспертизы. Ещё говорят, деньги не пахнут… ваши, Старостин, пахнут!

- Ваша взяла, начальник, – ответил Иван, поникнув. – И сколькими годами… они пахнут?

Суд назначил Ивану Старостину 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а Валентине Дмитриевой за халатность – 7 лет заключения.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России