Год:
2019
Месяц:
Июль

Пепел Чернобыля

26 апреля 1986 года на территории бывшего СССР произошла катастрофа – взрыв на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. Тридцать три года минуло с того времени. Но боль утрат, по-прежнему, сильна…

Из Ульяновской области сообщает Анатолий Денисов.

Трагедия случилась на территории Украинской ССР (ныне — Украина). Реактор был полностью разрушен. В отличие от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки взрыв напоминал очень мощную «грязную бомбу». Основным поражающим фактором стало радиоактивное заражение. Непосредственно во время взрыва погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм, впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС и членов спасательных команд, находившихся на станции во время взрыва, развилась лучевая болезнь. 28 из них умерли в течение последующих нескольких месяцев.

После оценки масштабов радиоактивного загрязнения стало понятно, что потребуется эвакуация города Припять, которую провели 27 апреля. В первые дни после аварии было эвакуировано население 10-километровой зоны. В последующие дни также эвакуировали жителей других населённых пунктов 30-километровой зоны. Для ликвидации последствий мобилизовали более 600 тысяч человек. Среди тех, кого направили из Ульяновской области на помощь в ликвидации последствий трагических событий, были и сотрудники органов внутренних дел.

Рассказывают ветераны милиции – участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС…

Владимир Ярухин – заместитель председателя Заволжского отделения ветеранской организации, руководитель Заволжского отделения общественной организации «Союз Чернобыль», подполковник милиции в отставке:

«Не думал, не гадал, что свою милицейскую службу в мирное время, начну в боевой обстановке. Был я курсантом Брянской средней специальной школы милиции, когда произошла Чернобыльская катастрофа. В память об этом сохранилась благодарность начальника школы «За образцовое несение службы в зоне ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС», неизгладимые впечатления и боль за судьбы людей, оказавшихся рядом с нами в тридцатикилометровой зоне, подверженной радиоактивному заражению.

Пепел Чернобыля не перестает стучать в наши сердца все последующие годы.Именно поэтому уже много лет я посвящаю деятельности в рядах общественной организации «Союз Чернобыль», возглавляю ее отделение в Заволжском районе Ульяновска. Вот и в этом году, в марте – апреле, к 30-ти летней годовщине тех трагических событий, мы решили собраться с членами нашей организации в День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Нам есть о чём рассказать сотрудникам средств массовой информации: о живых участниках ликвидации последствий аварии и о тех, кто ушел досрочно из жизни. Мы принимаем участие в религиозных мероприятиях, посвященных их памяти, посещаем ветеранов-инвалидов, организуем митинг-реквием и сажаем деревья, проводим «уроки мужества» и военно-спортивную игру «Зарница» среди воспитанников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Геннадий Балашов – член правления Заволжского районного отделения  общественной организации «Союз Чернобыль», подполковник милиции в отставке:

«В апреле 1986 года, находясь в должности начальника линейного пункта милиции, я уехал в отпуск в село Сосновка Карсунского района Ульяновской области. Вернулся самолетом к месту жительства в город Гомель уже 26 апреля. О страшных событиях на Чернобыльской АЭС узнал только от сотрудников отделения милиции в аэропорту. Они сообщили, что вертолетчики гомельского авиаотряда летают в Чернобыль, где песком пытаются засыпать взорвавшийся блок. В СМИ об этой аварии не было ни слова. Протяженность участка по железнодорожным путям, которые я обслуживал, составляла 170 километров. Многие населенные пункты примыкали к очагу поражения.

Примерно дней через 10-15 началась эвакуации населения из зоны поражения. Жителей Гомеля, где находилась моя семья, через СМИ стали инструктировать о приемах снижения доз радиоактивного заражения. Рассказывали о необходимости смыва пыли с обуви, приеме красных сухих вин для выведения из организма радионуклидов. Картина, нужно сказать, вырисовывалась малоприятная. Женщины, дети всех возрастов, с чемоданами, узлами автомобильным транспортом привозились на железнодорожные станции, где осуществлялась их посадка в пассажирские плацкартные вагоны. Затем они отправлялись в места назначения. Необходимо отметить, что паники среди эвакуируемых наблюдать не приходилось.

Погода в тот период стояла безоблачная и жаркая. За все лето ни одного дождя не выпало. Деревья, кустарники травянистые растения поражали своей мясистостью и сочным зеленым цветом. Яблоки, вишня, смородина, малина, крыжовник, овощи были необычайно крупными и без вредителей: ни тли, ни жуков, ни червяков! Во время командировки помню одно летнее утро. Ночевал в вагоне. Проснувшись, пошел умываться. Вышел из вагона, до колонки еле дошел. Шатало как пьяного, хотя более двух недель во рту не было ни капли спиртного: ни пива, ни вина, ни водки. Правда, длилось это минут около десяти. Потом все прошло. Такое состояние отдаленно напоминало подобное состояние после рентгена. Но дозиметры нам, сотрудникам транспортной милиции, не выдавали. Поэтому о конкретной дозе облучения судить было невозможно».

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России