Год:
2019
Месяц:
Июль

На память – ранение и прядь седины

К 1980 году, перед тем как отправиться в Афганистан, Анатолий Кучумов отработал более четырёх лет заместителем начальника областного Управления внутренних дел по оперативной работе.

В тесной связке со следователем, сыщиком, криминалистом и участковым инспектором не приходилось считаться с личным временем. Полученный опыт пригодился на войне с моджахедами. Воспоминания о тех событиях ветеран излагает в рассказах.

Визитная карточка

Анатолий Кучумов, генерал-майор милиции в отставке, начинал с должности следователя Зырянского РОВД Томской области. В 1985 году возглавил региональное УВД. Но до этого ему довелось служить заместителем командира отряда специального назначения МВД СССР «Кобальт» первом подразделении ведомственного спецназа в Афганистане. Анатолий Георгиевич награждён орденом Красной Звезды, медалями афганского правительства и знаком «Воину-интернационалисту».

Welcome в летающий дом

Наш отряд формировался вблизи столицы Узбекистана. Стоял август, сорокаградусная жара угнетала сибиряков. Сотрудников от Камчатки до Прибалтики, от Архангельска до Душанбе разделили на несколько групп. Заместителей начальников УВД назначили командирами. Началось ускоренное обучение личного состава стрельбе, владению всеми видами стрелкового оружия в дневное и ночное время, топографии, минному делу. Однажды ночью нас вывезли на военный аэродром в Ташкенте и посадили на Ил-76.

…Раннее утро. Солнце ещё за горизонтом. Открыт задний люк военного самолёта. В этот летающий дом, способный перевозить десятки тонн груза, сплошной вереницей идут люди в армейской форме без знаков различия. На каждом – военный бушлат, шапка, автомат, пистолет, два боекомплекта патронов, две-три гранаты, армейская каска, котелок, фляжка и множество другой амуниции. Грузили и всё тыловое имущество: печки, кастрюли, одеяла, сухой паёк на несколько дней. Прозвучало единственное напутствие о том, что там идёт война, и нам придётся воевать, а как – покажет обстановка.

Часть людей перебросили в Кабул, кого-то в Газни, Герат, Кандагар. Делая первые шаги по чужой земле, любовались ярко-голубым афганским небом. Вокруг, насколько хватало глаз, виднелись горы. Мы расположились в двух километрах от аэропорта Кабула.

Период адаптации был тяжёлым: днём жара, ночью холод. Дважды прошёл «афганец» – пятичасовой ветер с песком, при котором видимость менее двух метров. Казалось, песчинки проникали даже в поры тела, постоянно хрустели на зубах. У многих обострились болезни.

Уцелевший в мясорубке

Руководство определило направления работы с царандоем – местной милицией. Это обучение афганских коллег методам нашей работы, а также совместные дежурства на контрольно-пропускных пунктах, где выявляли дезертиров, уклоняющихся от призыва, обнаруживали оружие и боеприпасы бандитов.

В штабе армии, расположенном во дворце Амина на окраине Кабула, разрабатывалась общевойсковая операция. Планировали прочесать провинции, граничащие с городом, чтобы ликвидировать банды. Наряду с нашими войсками и афганцами в операции участвовала и моя команда.

Получив задание, мы стали тщательно готовиться к операции. Из Союза нам доставили автомобили «Нива», но машины не были бронированы. Отечественные «железные кони» легко получали пробоины. Каждому выдали гранаты, бронежилеты, по два-три боекомплекта к автомату, ручному пулемёту, пистолету.

10 октября – первая операция. В сложных условиях горной местности за сутки проходили по 5-6 километров. Баталии начинались в шесть часов утра и заканчивались во второй половине дня. Как правило, соприкосновение с мятежниками провоцировало большой бой с привлечением вертолётов.

В кишлаке Казаджи душманы оказали сильное сопротивление. Афганские и советские войска залегли. Затем наша команда вступила в сражение: огнём из всех видов оружия освобождали проход. Были раненые и погибшие. С боем продвигались и подразделения пехотного полка.

На седьмой день операции «зачищали» кишлак Шинвары. При спуске с гор, когда основная часть наших сил втянулась в ущелье, душманы атаковали. Они заняли позиции на господствующих высотах, ведя двухсторонний огонь. Схватка была жестокой и длительной. Из-за опустившейся темноты и бездорожья невозможно было применить тяжёлую технику. Стрельба продолжалась до глубокой ночи. С рассветом подтянулись наши подразделения. Бандиты отошли в горы. На месте боя подняли тела 13 боевых товарищей.

- Как только душманы начали по нам палить, мы рассредоточились и вели ответный огонь – рассказал уцелевший в этой мясорубке боец. – Ночью по характеру стрельбы понял, что единственный остался в живых. Забрал у убитых патроны, гранаты и занял удачную позицию в скале. Все попытки духов подойти ко мне или погибшим товарищам отражал автоматным огнём. Тело защитил бронежилет.

Операция закончилась 20 октября. Результаты её ничего не значили по сравнению с потерями – убитыми и ранеными.

«Кобальт»

К осени на территории Афганистана находилось около 30 тысяч душманов, организованных в отряды. Они контролировали половину территории страны. В отдельных городах и кишлаках днём сохранялась «народная» власть, а ночью – мятежников. Усилился террор и диверсии. Особенно вокруг Кабула и в самой столице, в провинциях Герат, Кандагар и Газни.

В это время мы занимали позицию оборонявшихся, действовали разрозненно. Требовался единый отряд. И он был создан. Командиром «Кобальта» назначили заместителя начальника ГУУР МВД СССР генерал-майора милиции Бексултана Дзиова, а меня – его заместителем.

Необходимо было подготовиться к зиме, обеспечить вооружение, довольствие, взаимодействие со штабом армии, наладить работу по борьбе с бандформированиями. В ноябре наметили перевести бойцов из палаток в капитальные помещения, построить бани, блоки питания в расположении подразделений. На каждую команду выделили БТР.

Обобщив наработанную практику, руководство отряда рекомендовало всем группам: организовать круглосуточную охрану мест дислокации, сделать КПП передвижными, наладить работу с местным населением, чтобы устанавливать места расположения банд, складов с оружием, пути доставки боеприпасов, выявлять шпионов.

Готовясь к новой боевой операции в конце ноября, мы уже тесно взаимодействовали со штабом армии, где учитывалась информация военной разведки, нашего отряда и других источников. На этот раз «зачистка» уложилась в 10 дней и обошлась без ранений и потерь.

Мятежники, сменив тактику, в открытые бои не ввязывались. Зато участились террористические акты, нападения «из-за угла». Так, в Кандагаре обстреляли автомобиль с бойцами, возвращавшимися из царандоя. Из миномётов и гранатомётов ночью подвергли огню места дислокаций наших команд.

Работа с местным населением приносила результаты. Мы узнавали о складах с оружием, каналах доставки боеприпасов из Пакистана. По оперативной информации уничтожили караван с оружием в Джалалабаде.

К Новому году подразделения дислоцировались в 16 местах. Руководство МВД СССР требовало расширения географии. Поэтому приходилось с большим риском изучать новые провинции для ввода бойцов.

Возвращение

Много приходилось летать на вертолётах и с нашими, и с афганскими военными. Это всегда было сопряжено с опасностью. У мятежников появились ракеты. До конца жизни буду помнить перелёт из Кунара в Джалалабад. Дважды вступали в бой. В результате машину повредили, и она едва держала высоту. И только после приземления в аэропорту я понял, что моя звезда ещё горит. На память остались ранение и прядь седых волос на голове.

Подходил к концу шестимесячный срок пребывания в Афганистане. За это время мы выработали направления деятельности, создали условия для проживания каждой группе и команде, установили деловые отношения с войсками и царандоем. Решили все вопросы обеспечения отряда боеприпасами, тыловым имуществом, медицинским обслуживанием. Мы были первыми, и все сложности пали на наши плечи. В отряде погибли пять человек, восемнадцать были ранены. Но сотрудники выполнили задачу, поставленную МВД СССР. Более 200 участников были награждены орденами и медалями.

Мне поручили разработать план вывода отряда и вылететь в Ташкент. В конце марта на самолётах Ил-76 прибыла замена. Я приветствовал новую команду, дислоцировавшуюся в Кабуле. Пожелал им продолжить начатое нами дело борьбы с бандформированиями и вернуться живыми.

Из Узбекистана направился в Новосибирск, где меня встретила супруга. Вместе на машине мы выехали в Томск. Невольно наслаждался мирной жизнью. Не надо было опасаться, что тишину расколет автоматная очередь, и пули застучат по корпусу автомобиля. Но в мыслях я был там, где продолжали греметь взрывы, шла стрельба, лилась безвинная кровь…

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России