Год:
2019
Месяц:
Июль

Ему дали прозвище «Кастро»

Со дня вывода из Афганистана ограниченного контингента советских войск прошло 30 лет. Свою командировку в эту республику Константин Масленников помнит до мельчайших подробностей…

«Шёл 1980 год. Правительство Советского Союза приняло решение отправить сотрудников милиции в дружественную Республику Афганистан для оказания помощи местным правоохранителям в установлении конституционного строя и порядка. В то время я был начальником отделения уголовного розыска в Курагинском РОВД, ждал назначения на должность начальника райотдела.

Когда в отдел кадров позвонили из главка и сказали мне срочно прибыть, думал, что вызов касается долгожданного повышения. Об истинной причине поездки в Красноярск узнал от старого знакомого, начальника управления уголовного розыска Геннадия Лукьянова. «Костя, пришла разнарядка, ты отправляешься в командировку в Афганистан», – эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Долго не мог в это поверить, надеялся, что розыгрыш по случаю дня рождения (в тот роковой день, 1 сентября, мне исполнилось 32 года). Узнать, что тебя направляют туда, где ежедневно погибают люди – ужасный подарок. Как мог, гнал от себя уныние.

Вернувшись домой, долго не знал, как сообщить жене (с супругой Светланой много лет прослужили вместе в уголовном розыске, потом она перешла в ПДН) и ребятишкам – сыну и дочери – такую новость: уезжал за портфелем начальника, а вернулся с командировочным на войну. Хотя без женских слёз и не обошлось, куда без них, но она поняла и поддержала. Для меня это было главным. После возвращения из Красноярска прошло около полугода, прежде чем я отправился на медкомиссию в Ташкент, а потом уже и в Афганистан. Вместе со мной в командировку ехало ещё пятеро сотрудников.

Мы прибыли в Ташкент 10 марта 1981 года. Нас собрали в местной школе милиции. Распределили по разным комнатам, но ещё в пути решили держаться вместе, и добились совместного поселения. Вскоре начались занятия. Преподавали афганскую культуру и язык, общевойсковую тактику. Наши солдаты, прибывшие из Афганистана, учили рукопашному бою, тактике и другим военным премудростям не по учебникам. Дисциплина была очень жёсткая. Как говорится, шаг влево, шаг вправо – расстрел. В нашем случае – возвращение домой с позором как для мужчины, так и для советского стража порядка.

На календаре 20 марта. Все новобранцы вместе со старшими идут на коллективный просмотр знаменитого фильма «Белое солнце пустыни». Оказывается, это уже тогда было традицией. Нас подняли в ночь на 21 марта, выдали форму для «жарких стран» и незаряженные автоматы. Патроны получили уже в Афганистане.

На перевалочном аэродроме Какайды вблизи города Термез в Узбекистане впервые увидел «груз 200». От чувства близости смерти ощутил страх не за собственную жизнь, а за то, что больше могу не увидеть жену и детей. «Это ваши предшественники возвращаются домой из Афганистана, – пояснили работники аэродрома, отвечая на мой вопрос: почему так пахнет в воздухе.

На территорию Афганистана добрались на вертолёте. Нашу группу «Кобальт-2» разместили вместе с картографами на одной из вилл  в Меймене, на севере страны. В первую же ночь душманы устроили нам, новобранцам, «обкатку». Посреди ночи открыли очень плотный огонь из различных видов оружия. Все подскочили, схватили автоматы, рассредоточились по объекту и заняли позиции. Связались со штабом, они тоже попали под обстрел, только гораздо более массивный. В трубку командир кричал: «Держитесь, мужики, держитесь!». Мы выстояли, слава Богу, обошлось без потерь.

Вскоре нас переселили в Кабул. Здесь вместе со своей группой я начал оперативную работу. В наши задачи входило выведывание у местного населения информации о местах дислокации моджахедов, после этого вылетали на боевые операции по уничтожению противника. На одном из таких заданий я потерял своего товарища Александра Грибалева из группы «Каскад-3». Мы часто работали вместе. Сашка наступил на итальянскую мину и подорвался. Одну ногу ему оторвало, вторая держалась на сухожилиях. Я ему перевязал раны, даже пытался зафиксировать ногу. До последнего надеялся, что он уцелеет. Пусть инвалид, но живой! Врачи не смогли его спасти. Признаюсь, не в силах был сдержать слёз. Боевой товарищ – это как брат, родной и близкий на всю жизнь. Больно.

Постепенно мы начали привыкать к окружающей обстановке. Я отпустил бороду, и местные жители уже принимали за своего, даже кличку дали «Кастро». К тому времени мы с ребятами хорошо выучили язык и говорили на местном наречии, практически как афганцы. Это очень помогало в работе с агентурой.

Перед возвращением домой нам всем присвоили очередные звания, уезжал капитаном, вернулся майором. После той командировки моё мировоззрение полностью изменилось. Стал больше ценить и радоваться тому, что имеешь. В 1982 году меня назначили начальником Рыбинского ГОВД и как участнику боевых действий выделили квартиру. А вскоре жена родила двойню.

Афганистан дал мне многое: верных товарищей, жизненный опыт, боевую закалку, очередное звание, долгожданную должность. Конечно, не обошлось и без потерь… Афганистан – наша общая боль о тех, кого не дождались матери, жёны, дети. В память о павших товарищах мы с однополчанами помогаем их семьям. Братство афганцев вечно!»

Записала Анастасия Крушанова

Фото из личного архива полковника милиции в отставке Константина Масленникова

Красноярский край

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России