Год:
2019
Месяц:
Апрель

В немилость не попадал…

Отдельным манифестом императора определялась и компетенция министра внутренних дел, который должен был заботиться о спокойствии и благополучии граждан в пределах всей империи. МВД, которому подчинялся и губернаторский корпус.

В ноябре 2018 года исполнилось 250 лет со дня рождения первого министра внутренних дел Российской империи – Виктора Кочубея.

Звёздная участь будущего министра внутренних дел, сенатора, члена Госсовета и, наконец, канцлера Российской империи была уготована ему задолго до рождения. Дядя Виктора Павловича по матери, в доме которого он вырос, был руководителем Коллегии иностранных дел, любимым вельможей Екатерины II, а по отцу Виктор Павлович был потомком воспетого Пушкиным в поэме «Полтава» государственного деятеля Василия Леонтьевича Кочубея.

От кого именно изначально пошёл древний род Кучук-Беев (татар или турок) – точно не знает никто. Известно лишь, что основатель их семейного древа, поселившийся на окраине России в XVI–XVII веках, был принят и крещён казаками с именем Андрей. Сын Андрея, Леонтий, продолжив верную службу России, стал войсковым товарищем Богдана Хмельницкого, перешедшего в подданство Московии. В 1640 году в селе Борщаговка у него родился сын Василий. В первый раз Василий Леонтьевич – впоследствии автор доноса на изменника Мазепу – написал вместе с другими старшинами и полковниками поклёп на прежнего гетмана Ивана Самойловича: тот-де, гляди-ко, надумал дать Малороссии независимость от Российского государства! Спровоцировавший этот донос Мазепа сам взамен отправленного в ссылку «заговорщика» стал гетманом Малороссии, щедро одарив и своего подельника: Кочубей был не только назначен первым лицом местной исполнительной власти (генеральным войсковым писарем и судьёй), но и получил во владение обширные наделы вместе с известным по Гоголю селом Диканькой. Мало того: угодившему своему «боссу» (а теперь ещё и крёстному кочубеевой дочки Мотри) Мазепа помог получить ещё более высокое звание стольника. А крёстный и родной отцы в старину – ближе, чем братья. Вот и поделился Мазепа с Кочубеем своим тайным планом – отделиться от России. Под его владычество, конечно.

Но только ли намерение о насильственном взятии самостийности заставило патриотичного Кочубея написать об этом в 1707 году донос царю Петру – уже никто не скажет. Ибо другой причиной было, скорее всего, и аморальное предложение Мазепы, ставшего теперь заклятым врагом Кочубея, взять в жёны дочку его, Матрёну. Одни считают, что богатый гетман соблазнил бедняжку, другие – что Мотря сама влюбилась без памяти и сбежала, чтобы выйти замуж за крёстного, что было и позором, и под строгим запретом со стороны Церкви. Как бы то ни было, но узнавший о вражде двух подданных Пётр счёл привезённое монахом Никанором письмо оговором по причине личной неприязни. И с лёгкостью поручил следствие приятелям Мазепы – Шафирову и Головкину. Щедро одарив комиссию, Мазепа хитро обвёл чиновников, уверяя в своей преданности России и злонамеренности Кочубея, действовавшего теперь совместно с полковником Искрой. Обоих схватили, пытали и обезглавили. Казнённых похоронили в Киево-Печерской лавре, не забыв арестовать жену и сыновей Кочубея. Мазепа же, боясь быть раскрытым, провёл «тайную вечерю» и с Карлом XII, и с польским королём Станиславом Лещинским. А вскоре, не таясь, перешёл вместе с казной в стан шведской армии, под крыло Карла XII. Тут-то Пётр понял, насколько он заблуждался в том, кто ему враг. Раскаявшийся царь щедро одарил вдову и детей безвинно казнённого судьи и велел вернуть семье Кочубея все конфискованные земли и имущество, а самого Василия Леонтьевича объявить «мужем честным, славным памяти», не забыв добавить к родовому гербу преданного вельможи два золотых креста. И ещё девиз – «Возвышаюсь, когда погиб».

Потомки реабилитированного сторонника целостности России продолжили династию. В семье одного из сыновей казнённого Мазепой казака Василия Кочубея – Павла Васильевича, работавшего головой в полтавском подкоморном суде, 11 (22) ноября 1768 года и родился сын Виктор, заботу о воспитании которого взял на себя его дядя, князь Александр Андреевич Безбородко – самый знатный чиновник страны, глава внешнеполитического корпуса России. В десятилетнем возрасте, став уже сержантом гвардии Преображенского полка, Виктор был отдан для обучения в самый дорогой пансион. С таким багажом в 16 лет он уже адъютант князя Потёмкина с причислением к русской миссии в Швеции, где, не тратя времени зря, изучает и народное право. Посетив после смерти отца родовое имение Диканьку, молодой камер-юнкер причисляется к свите самой Екатерины II и находится при ней постоянно во время поездки в Крым.

Поработав в нашей миссии в Лондоне, желая расширить образование, посещает Швейцарию и Голландию, а в Париже слушает лекции активного сторонника идей Французской революции Лагарпа и становится свидетелем этой революции. 29 декабря 1791 года молодой дипломат участвует вместе с князем Безбородко в подписании Ясского договора, по которому Турция окончательно признала присоединение к России Крыма и Северного Причерноморья, на землях которых вскоре были основаны поселения и города, в том числе Одесса. Сблизившись с великим князем Александром Павловичем, Кочубей проводит пять лет в Константинополе в качестве чрезвычайного посланника и возвращается, когда русский престол был занят Павлом I, который, в отличие от других вельмож екатерининской эпохи, не раз жаловал Безбородко. И не обманул его надежд в отношении племянника, которому тот пророчил дипломатическую карьеру: тридцатилетний Кочубей не только был произведён в действительные тайные советники, но и становится вице-канцлером и вице-президентом коллегии иностранных дел. Более того, в 1799 году Кочубей возведён и в графское достоинство. Годы работы в Турции сделали его сторонником идеи укрепления отношений с Османской империей, он стремился и к тому, чтобы все державы дорожили дружбой с Россией.

Был он обласкан и только-только возведённым на престол императором Александром I, который назначил Кочубея президентом коллегии иностранных дел и сенатором и ввёл его в узкий круг членов секретного «Негласного комитета», где особо доверенные к Александру и жаждущие прогрессивных преобразований советники решали дальнейшую судьбу России. Их целью были административные реформы, главной из которых стало создание министерской системы правления. При осуществлении этой реформы 8 сентября 1802 года Виктор Павлович Кочубей занял место министра внутренних дел Российской империи. Одним из первоочередных мероприятий МВД было решение по реорганизации полицейских учреждений: первый же указ являлся нормативным актом, регламентировавшим права и обязанности полицейских и требования, предъявляемые к стражам порядка.

Устройство и функции полицейского органа также подверглись изменениям: через год был образован Департамент внутренних дел, штат которого составлял 45 чиновников. Их обязанности распространялись на решение вопросов, связанных с развитием земледелия и промышленности, добычей полезных ископаемых, надзором за народным продовольствием и соляным ведомством, контролем за больницами, тюрьмами, культовыми учреждениями, наблюдением за спокойствием и нравственностью. Отдельным манифестом императора определялась и компетенция министра внутренних дел, который должен был заботиться о спокойствии и благополучии граждан в пределах всей империи. МВД, которому с самого основания подчинялся и губернаторский корпус, не переставали заботить вопросы модернизации полиции, прежде всего крупных городов и центров губерний. Сенсацией для россиян стало издание «Санкт-Петербургского журнала»: в первом официальном издании ведомства печатались отчёты об обстановке в государстве, информация о борьбе с преступностью в стране и за рубежом. Самой крупной в МВД была Экспедиция государственного благоустройства – 60 процентов всей документации относились к компетенции этого подразделения.

В 1807 году Кочубей, будучи англофилом, не согласился с подписанием между Россией и Францией Тильзитского мира и попросил у императора отставки, которая была принята. Покидая пост, он разослал губернаторам послания со словами благодарности за совместную работу и уехал …в столицу Франции, из-за которой только что покинул пост. А через три года, по возвращении на родину, был введён в состав Госсовета, где возглавил Департамент законов. С началом Отечественной войны 1812 года он оказался также среди немногих, кто поддержал назначение Кутузова главнокомандующим русской армией, и находился в свите императора. Отказавшись от должности посла в Лондоне, будучи при этом приверженцем всего английского, Кочубей снова уехал в Париж. Но долго бывать за пределами России граф не любил. Поэтому после реформирования в 1819 году МВД с возвращением ему полномочий Министерства полиции Кочубей вновь возглавил Министерство внутренних дел и пребывал на этом посту до 1823 года.

В тот период функции ведомства значительно расширились. В сферу компетенции МВД вновь вошло множество важнейших вопросов – от совершенствования городского, губернского и земского управлений, снабжения населения продовольствием, развития промышленности до цензуры печатных изданий и многих других. В 1823 году Кочубей вновь подал в отставку, теперь из-за противоречий с фаворитом и доверенным лицом царя Алексеем Аракчеевым. Однако на этом карьера Кочубея не только не прервалась, но даже пошла вверх: в 1827 году он возглавил и Комитет Министров, и Госсовет, а в 1831 году уже императором Николаем I был удостоен княжеского титула. Но и тут почести не закончились: перед самой кончиной князя, в 1834 году, действительному тайному советнику Виктору Павловичу Кочубею был пожалован высший чин по Табели о рангах – канцлер Российской империи.

Впрочем, список занимаемых Кочубеем перечисленных должностей вовсе не полный, в течение жизни он отправлял и ряд иных полномочий, за что удостаивался множества самых высоких наград, в том числе Андреевской звезды. Из необычных событий жизни Кочубея можно вспомнить его женитьбу по любви на фрейлине Марии Васильевне Васильчиковой (внучке гетмана Малороссии Разумовского), которая случилась вопреки воле Павла I, всё же простившего своего любимца. У супругов было 13 детей, 8 из них умерли в младенчестве. Одна из дочерей стала юношеской любовью Пушкина. Позже Наталья Викторовна составила партию графу Александру Строганову – будущему министру внутренних дел. В следующих поколениях Кочубеи породнились с императором Николаем I и даже с супругой Наполеона Жозефиной Богарне. Внук канцлера – Виктор Сергеевич – занимал высокие посты в правительстве Николая II. Сейчас потомки Кочубея рассеяны по всему свету. Сам Виктор Павлович умер от приступа грудной жабы в ночь на 3 июня 1834 года и был похоронен в Александро-Невской лавре.

Его фигура наряду с самыми выдающимися людьми нашей страны изображена на памятнике «1000-летие России» в Новгороде. А как обстоят дела по сохранению памяти о бывших владельцах в гоголевской мистической Диканьке, ныне посёлке городского типа, где неразборчивые вихри революции разрушали всё, что попадало под руку? Главной его визитной карточкой служит Триумфальная арка, возведённая итальянцем Луиджи Руска как символ победы над французами перед великолепным дворцом Кочубея в канун посещения в 1820 году этого места императором Александром I. А в церковном подземелье сохранилась усыпальница представителей семьи Кочубеев. Рядом и Сиреневая роща в два гектара, высаженная самим министром внутренних дел для рано умершей дочери Анны. При подъезде к Диканьке любого удивят и упомянутые Пушкиным в «Полтаве» 500-летние дубы, о которых здесь каждый расскажет, что под ними встречались юная Мотря и овдовевший Мазепа…

Подготовила Альфия Алькинская

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России