Год:
2019
Месяц:
Август

Фронтовой лётчик и милиционер

Отгремели праздничные салюты, страна широко отметила 74-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Но мы продолжаем размещать на нашем сайте материалы о ветеранах МВД – участниках Второй мировой…

Валентин Николаевич Плеханов – бывший военный стрелок-радист 51-го минно-торпедного Таллинского Краснознаменного орденов Ушакова и Нахимова авиаполка ВВС Балтийского флота – прошёл славный боевой путь. На счету экипажа бомбардировщика-торпедоносца «Boston А-20G», на котором летал Валентин Плеханов, 10 потопленных кораблей противника. Он имеет ордена Отечественной войны II-й степени, Красной Звезды, медали: Ушакова, Жукова, «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За Победу над Германией» и ещё более двух десятков юбилейных наград, которые вручались ветерану уже в мирное время. Его имя вписано в летопись 51-го минно-торпедного авиаполка.

Валентин Плеханов родился 1 февраля 1925 года в Куйбышеве. Остался сиротой в 12 лет. К началу войны освоил профессию токаря в ремесленном училище № 7. В 1941 году 16-летнего подростка направили на трудовой фронт, на площадку эвакуированного из Москвы авиационного завода № 1 (завод «Прогресс»), который ещё достраивался. Зимой приходилось работать на токарных станках в цеху без крыши. «Было очень холодно, – вспоминает ветеран. – Руки буквально примерзали к металлу». Вскоре Валентина перевели на 24-й завод, более известный в советские годы как Моторостроительный завод имени Фрунзе. Воодушевлённый всенародным порывом, юноша мечтал защищать Родину, просил отправить его на фронт. Он даже стал посещать кружок «Ворошиловский стрелок», но начальство не отпускало добросовестного работника.

Едва Плеханову исполнилось 18 лет, Дзержинский военкомат (ныне Самарский) направил его в Саранское лётное училище, где он прошел ускоренный курс обучения лётному делу на бомбардировщиках ИЛ-4 в должности стрелка-радиста. Жили курсанты в землянках, во время зимних ветров, чтобы не унесло, ходили в столовую, держась за натянутую верёвку. С дровами было трудно, в печку шли любые вещи. Однажды, чтобы обогреться, бойцы тайком разобрали крышу столовой, пока там шёл показ кино. Потом пришлось восстанавливать. В ходе обучения несколько экипажей разбились.

В 1943 году Плеханов получил направление в 3-й запасной авиационный полк, базировавшийся в районе станции Таинча в Казахстане. Весной 1944-го его перевели в созданный фронтовой полк перегонки самолётов. В задачу экипажа входила доставка военных самолётов союзников, торпедоносцев-бомбардировщиков «Boston А-20G» с Дальнего Востока через Красноярск, Новосибирск на Балтику.

Осенью 1944 года Валентина направили в 51-й минно-торпедный авиационный полк, базировавшийся на лесном аэродроме под Ленинградом, недалеко от села Клопицы. К тому времени полк, сформированный в июне 1944 года, уже принял активное участие в летнем наступлении Балтийского флота в Финском заливе и в операциях войск Ленинградского и Карельского фронтов, но понёс большие потери (70 самолетов и 174 человека). В конце июля 1944-го полк был отведён в Новоладожский учебный центр для пополнения. Завершив переформирование, часть передислоцировали на фронтовой аэродром Клопицы.

За период военных действий лётчиками полка было уничтожено 159 кораблей противника, в том числе: крейсер «Ниобе», 3 миноносца, 85 транспортных судов, 1 подводная лодка, 13 сторожевых кораблей. Командиром полка с октября 1944 года до конца войны был майор И. Ф. Орленко. Как ни рвалось в бой молодое пополнение, командир не спешил выпускать их под пули и снаряды. Училищная лётная практика – это только первые шаги в небо, фундамент для дальнейшего становления воздушного бойца. Другое дело – бой. Новичков обучали методу топмачтового бомбометания на самолётах типа Boston А-20G, которое впервые внедрялось в практику полков бомбардировочной авиации. Применялся этот способ только над водной поверхностью (в море, в базах, на рейдах). Топ – это небольшая площадка, самая высокая точка на мачте корабля, на высоте примерно тридцати метров от водной поверхности. Отсюда и название – топ-мачта. Снижаясь до этой высоты, самолет-топмачтовик сближался с целью на 200-250 метров и сбрасывал серию бомб весом 250 или 500 кг каждая.

Бомбы, ударяясь о водную поверхность, рикошетили и, продолжая движение по инерции, попадали в борт корабля. Если удачно сбросить серию из четырех бомб, то, по крайней мере, три из них поразят цель. И ещё одно положительное свойство: взрыв происходил не на палубе, где наикрепчайшая броня, а ниже защитного пояса и даже под днищем, в наиболее уязвимом для корабля месте. Топмачтовое бомбометание значительно проще, чем боевой пуск торпеды. Поэтому все молодые летчики в первых боевых вылетах брали бомбы, а когда приобретали какой-то опыт, становились «обстрелянными» воздушными бойцами, получали право летать с торпедой. Экипаж топмачтовика первым принимал на себя всю мощь огня боевых кораблей охранения, а также транспортов, на которые немцы устанавливали автоматические пушки, обладавшие высокой скорострельностью.

Трудно, не видя собственными глазами, представить себе весь этот огненный ад, в который командир топмачтовика должен, не дрогнув, бросить свой самолет. Но другого выхода не было. Только топмачтовик, искусно маневрируя, мог огнём своих крупнокалиберных пулеметов и бомбами подавить вражеский зенитный огонь или уничтожить корабли охранения и тем самым обеспечить выход следующего за ним торпедоносца для нанесения решающего торпедного удара. Ещё одной важной задачей экипажа бомбардировщика было фотодокументирование «работы». Для чего самолеты «Бостон» были оборудованы длиннофокусными фотоаппаратами с размером кадров «13Х18» сантиметров и могли обеспечить высокую достоверность результатов атаки, но для этого экипажу требовалось по существу выполнить второй заход на цель, что нередко приводило к трагическому окончанию полёта.

В январе 1945 года стрелок-радист Валентин Николаевич Плеханов вошёл в команду легендарного асса-лётчика Валентина Павловича Полюшкина и штурмана Ивана Ниловича Яковлева. Известность пришла к ним уже после первого боевого вылета. Их группа потопила крупный транспорт. Пять раз они каким-то чудом приводили самолет на аэродром подбитым. Однажды их «Бостон» приземлился с 52-мя пробоинами. Техники осмотрели машину и ахнули: оторван кусок руля глубины, перебита вся внутренняя проводка. В воздухе командир экипажа Полюшкин был неудержим. И это передавалось экипажу. Он умел мгновенно схватывать расположение кораблей в конвое и находить в нём слабые места, выбирал плохо простреливаемые пути подхода. В атаке и выходе из зоны огня он делал резкие повороты со скольжением. Однажды при подходе к цели у него прямым попаданием разворотило левый мотор. Ещё не поздно было выйти из боя и попытаться дотянуть до аэродрома. Но Полюшкин не свернул с боевого курса, на одном работающем моторе он вышел на транспорт и потопил его. И лишь после этого взял курс на аэродром. Автомеханик, осмотрев машину, насчитал около 300 осколочных и пулевых пробоин. Просто удивительно, что никто из экипажа, в составе которого был стрелок-радист Плеханов, тяжело не пострадал. Несмотря на осколочные ранения, в лазарет никто не попросился.

«Когда лётчик становился настоящим ассом, – вспоминает Валентин Николаевич, – его переводили в торпедоносцы. При этом «Бостон» переделывали в торпедоносец в условиях полевых авиаремонтных мастерских. На самолеты устанавливали держатели для торпед, а также авиационных бомб весом 250, 500 и 1000 килограммов. Огневая мощь самолёта использовалась на сто процентов. Полёты, перелёты, бомбежки, торпедирование – из этого складывались военные будни торпедоносцев».

Вот так в одном из экипажей служил и бил врага стрелок-радист Плеханов. По его словам, со временем чувство опасности притуплялось, хотя смерть следовала за смельчаками по пятам. В первой половине марта 1945 года группа торпедоносцев – Башаев, Кулинич, Петров и Полюшкин – потопила 4 крупных транспорта фашистов общим водоизмещением 30000 тонн. На долю экипажа Полюшкин – Яковлев – Плеханов достался «восьмитысячник». Истребители прикрытия, сверху наблюдавшие разгром вражеского конвоя, не пытаясь сдержать восхищения, кричали по радио открытым текстом: «Молодцы, торпедоносцы! Ну, молодцы!» На земле победителей уже ждали специальные боевые листки, плакаты с именами победителей. Вечером каждому экипажу преподнесли именные торты.

К тому же, на базе оказалась московская концертная бригада. Артисты мастерски вставили в свои куплеты фамилии отличившихся лётчиков-ассов, и весь концерт посвятили героям дня. А на следующий день едва не произошла трагедия для экипажа двух Валентинов – Полюшкина и Плеханова. 13 марта 1945 года они шли «ведомыми» у своего боевого друга Виктора Кулинича. Погода была «балтийская» – сплошной туман. Разведчики, обнаружившие вражеский конвой, не подкачали, их данные оказались абсолютно точными. Торпедоносцы дерзко, с ходу атаковали и потопили транспорт. Однако самолет Полюшкина получил над целью повреждение – пробило бензобак и фюзеляж. Бензином облило штурмана Яковлева и стрелка-радиста Плеханова. Казалось, пожар неминуем. Но Полюшкин не растерялся, он перекрыл поврежденный бензобак и продолжил полёт.

Да и Кулинич не оставил товарищей в беде. Он все время летел немного выше и сзади, прикрывая «раненый» бомбардировщик от возможного появления вражеских истребителей, подбадривал, давал боевым товарищам советы. Приземлились благополучно. Фронтовые сводки пестрели докладами о потопленных транспортных кораблях противников. 10 боевых вражеских кораблей отправил на морское дно боевой экипаж Полюшнин – Яковлев – Плеханов. По понятиям военного времени, за такой подвиг полагалась присвоение звание Героя Советского Союза. Но строгий комполка майор Орленко только сказал: «Не за награды воюем!» Память о тех вылетах, о боевых товарищах, многих из которых нет в живых, Валентин Николаевич хранит в своем сердце до сих пор.

По мере продвижения советских войск к границе с Германией авиационное подразделение, в котором служил Плеханов, передислоцировалось из Клопиц в Паневежис, а оттуда – в Палангу, затем в Грабштейн и в Кольберг.

Долгожданный День Победы фронтовой стрелок-радист встретил в Австрии. 8 мая в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистских войск. Чувствовалось, что с часу на час должно быть официально объявлено об окончании войны с Германией и о долгожданной Победе. Было за полночь, но никто не ложился спать, хотя днём всем пришлось изрядно поработать. Полёты с агитационной акцией в порт Борнхольма, хотя и недалекие, потребовали немалого и физического, и нервного напряжения. И все же люди ждали: нельзя было проспать такой исторический момент. Едва задремали, однако всех разбудила интенсивная стрельба зенитных батарей, прикрывавших аэродром. «Неужели налет?» – мелькнула мысль в голове Плеханова, но со всех сторон кричали: «Победа!!!»

Радостная долгожданная весть быстро разнеслась по гарнизону. К артиллерийским залпам прибавилась «трескотня» самолетных установок. Во всех авиационных полках бойцы сели за башенные пулеметные установки и салютовали в звездное небо!

После Дня Победы служба для старшины Валентина Плеханова не закончилась. До конца 1950 года он оставался в авиации. В Куйбышев вернулся под Новый 1951-й и решил пойти работать в милиции. Фронтовика направили в подразделение ОБХСС города Куйбышева, где он боролся со спекулянтами разных мастей. Заочно окончил Всесоюзный юридический институт, Высшую школу МВД СССР, вступил в партию. В ноябре 1960 года был переведен в ОБХСС области с присвоением звания капитана милиции. А в 1967 году Валентин Николаевич возглавил отдел вневедомственной охраны Куйбышевского РОВД.

Через два года фронтовик стал начальником отдела УВД Куйбышевского облисполкома по руководству медвытрезвителями. На пенсию вышел в 1977 году по болезни, как инвалид войны, имея стаж службы в милиции более 33 лет. Валентин Николаевич вырастил двух дочерей, у него четверо внуков и двое правнуков.

По материалам газеты «Право» подготовила Ольга Дербенёва

Самарская область

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России