Год:
2019
Месяц:
Июль

Для бойцов он остался «батей»

Полковник милиции в отставке Анатолий Рябинков – личность легендарная. Кавалер трёх орденов Мужества, ордена «За заслуги перед Отечеством» IV-й степени, ордена «За личное мужество» – он стоял у истоков создания СОБРов и долгие годы возглавлял подмосковный специальный отдел быстрого реагирования.

Даже заняв должность начальника УБОП ГУВД Московской области, бывший командир продолжал оставаться «батей» для бойцов подразделения.

Рассказывают Ирина Дегтярёва и Александр Тарасов.

Решившиеся идти в СОБР знали, что вступают в необъявленную войну с бандитами. Она затягивала парней в свой опасный водоворот. Тут они могли применить всю свою силу, смелость и ловкость. В жизни есть две противоположности – добро и зло. Ничто и никогда не изменит такое положение дел. Быть на стороне добра сложнее…

Анатолий с детства занимался классической борьбой, лёгкой атлетикой, боксом и стрельбой. В подмосковный пушкинский отдел милиции он пришёл, отслужив срочную службу в группе советских войск в Германии. Год пробыл постовым. Потом, отучившись в Каунасской школе милиции, вернулся в Пушкино и стал работать в уголовном розыске оперуполномоченным.

Уже тогда, в середине 70-х, Рябинков понимал и неоднократно доводил до руководства, что надо создавать группы захвата и даже отдельное подразделение, специализирующееся только на этом.

- Каждый должен заниматься своим делом. Человек не может уметь всё. Оперативники головой работают, а брать вооружённых преступников – не их забота. Это иная наука, – доказывал он коллегам.

Целеустремлённого сыщика заметили, а дельные предложения о совершенствовании работы уголовного розыска одобрили. В 1978 году в подмосковном главке была создана внештатная группа захвата, в которую вошёл и Рябинков. Вступали туда добровольно. Писали рапорты. Брали крепких, выносливых. Ребята сами продумывали и изучали азы задержания. Ездили на сборы. Отрабатывали слаженность действий. Это – помимо оперативной работы, которой занимались наравне с другими сотрудниками. Успехи группы были очевидны. Количество удачных задержаний росло…

Командиром ОМОНа Рябинков стал в 1989 году. Когда эти подразделения только начали появляться, он перешёл туда на должность замполита. Отряд милиции особого назначения – уже что-то. Это было близко к замыслам Рябинкова, его мечтам. На задержания преступников вместе с бойцами ездило всё руководство. На базе ОМОНа в Видном дневали и ночевали. Жили там месяцами.

За год до этого Рябинков получил орден «За личное мужество» – за задержание вооружённых бандитов. В Луховицах, в одной из воинских частей было похищено 600 пистолетов «TT» и сотни патронов к ним. Преступники поехали убивать своего подельника – молоденького солдатика. Но милиционеры при силовой поддержке бойцов отряда и солдата спасли, и бандитов повязали. Оружие – девять мешков – вернули.

Рябинков – первый из омоновцев Московской области, получивший орден «За личное мужество».

В январе 1993-го был подписан указ о создании специального отдела быстрого реагирования, который стал отделом РУОП. А Рябинков его начальником, командиром СОБРа. Туда были переведены 75 наиболее опытных и подготовленных сотрудников подмосковного ОМОНа.

Понимая, что бойцам предстоит в буквальном смысле сражаться с наиболее агрессивной частью преступного мира столичного региона и соседних областей, командир подбирал в коллектив только тех, кто уже был проверен в боевой ситуации. Само собой, особое внимание Анатолий Геньевич обращал на то, достаточно ли готов тот или иной претендент в новобранцы СОБРа к физическому противоборству с криминальным противником.

Многие преступники – c хорошей физической подготовкой, они становились опасными противниками. Часами бойцы СОБРа отрабатывали приёмы в спортзале, тренировались спускаться по стенам с альпинистским снаряжением, проводили учения по освобождению заложников. Всё это потом пришлось применять на практике.

В то время в столицу и Подмосковье хлынули оружие, наркотики, уголовники со всей страны. «Братков» в кожаных куртках собровцы задерживали в огромном количестве.

В спецподразделении все сотрудники были сплошь перворазрядники, кандидаты в мастера спорта и покорившие заветный мастерский рубеж.

Батя – так с любовью стали звать Рябинкова бойцы СОБРа, а это обращение, понятно, дорогого стоит. Надо пользоваться у своих подопечных непререкаемым авторитетом, чтобы они считали командира вторым отцом.

Во время первой чеченской компании СОБР на Северном Кавказе выступал скорее в роли войскового спецназа, чем милицейского. Не до разграничений было.

Всякий раз во время опасных командировок Рябинков изводил себя мыслями, что не может уберечь бойцов от пули или взрыва. Он отвечает за них не только потому, что командир, а потому, что решил их судьбу, когда принял в подразделение.

У многих были семьи, но никто из них уже не мыслил себя без отряда, никому в голову бы не пришло отказаться от командировки. Особая атмосфера, особое братство.

В 1995 г. подмосковный СОБР совершил 625 выездов в горячие точки. Проведя ряд удачных операций, собровцы задержали более 500 членов преступных группировок и возвратили государству более 4 млрд рублей, изъятых у нейтрализованных уголовников в возмещение нанесённого ими материального ущерба.

Указом Президента Российской Федерации от 5 ноября 1995 г. полковник милиции Анатолий Рябинков за самоотверженность при исполнении служебного долга и высокий профессионализм был награждён орденом Мужества. Первым из трёх, полученных за время службы.

Участвуя вместе с подчинёнными в январе 1996 года в боевой операции по освобождению заложников в дагестанском селе Первомайское, Анатолий Рябинков сначала был контужен на околице населённого пункта, а через несколько часов и тяжело ранен в позвоночник выстрелом боевика-снайпера.

Батю из-под обстрела вытащили на себе подчинённые. Рябинков оставался в сознании. Он передал командование своему заместителю – Калашникову. Но осознавал всё притуплённо…

- Отвратительное ощущение беспомощности. Тебя волокут от боевых позиций, ты не в силах повлиять на ситуацию, пули свистят прямо над головой, – вспоминает командир.

После длительного лечения и сложной реабилитации, потихоньку, через боль Рябинков возвратился в собровский строй.

За личный героизм он был награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» IV-й степени – одной из высших государственных наград России.

В октябре-декабре 1999 года командиру подмосковного СОБРа довелось быть начальником сформированного в Северо-Кавказском регионе мобильного подразделения СОБРа МВД Российской Федерации. Рябинков командовал полутора тысячами милицейских спецназовцев страны.

19 января 2000-го его наградили ещё одним орденом Мужества.

Всякий раз из командировок его ждали супруга, дети и оставшиеся в расположении специального отряда быстрого реагирования подопечные.

Во время очередной «горячей» командировки Анатолия Геньевича назначили заместителем начальника временного Управления по борьбе с организованной преступностью, оперативно подчинявшегося командующему Объединённой группировкой федеральных сил. В его состав были включены, в частности, сотрудники ряда СОБРов нашей страны.

При проведении одной из специальных операций её участники попали в опаснейшую передрягу. Выполнив боевую задачу и возвращаясь на место дислокации, спецназовцы во главе с полковником милиции Анатолием Рябинковым подверглись атаке со стороны боевиков. Группу обстреляли из миномётов и подствольных гранатомётов. Командир снова был контужен.

В 2001 году Рябинкова назначили первым заместителем начальника УБОП подмосковного главка. Но и занимая этот пост, он продолжал оставаться «батей» для сотрудников СОБРа.

13 февраля 2002-го Рябинков удостоился третьего ордена Мужества. Награда получена за очередную удачно проведённую спецоперацию.

В 2003 году Анатолий Геньевич занял пост начальника Центра по подготовке специалистов по борьбе с терроризмом и экстремизмом во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников.

Вот уже 13 лет кавалер одного советского и четырёх российских орденов Анатолий Рябинков находится на заслуженном отдыхе.

И сейчас полковник милиции в отставке держит постоянную связь с боевым содружеством стражей правопорядка, регулярно общается с друзьями по спецназовскому призванию. Ну и, конечно, занимается спортом.

Позвонив Анатолию Геньевичу в рамках подготовки этого материала, мы застали 65-летнего бывшего собровского командира во время пробежки.

- Ежедневно бегаю пятнадцать километров трусцой, плюс спортивная ходьба, а иначе можно развалиться, – смеётся отставной полковник милиции.

А что удивляться, собровская закалка – это навсегда…

Фото из личного архива Анатолия Рябинкова

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России