Год:
2018
Месяц:
Октябрь

Неспокойная судьба

Сказать, что бывший начальник Кузбасского УВД на транспорте полковник милиции в отставке Василий Николаевич Кирпиченко – личность легендарная, значит, не сказать ничего...

Из Кемеровской области сообщают Елена Щербинина и Игорь Беляев.

И дело даже не в том, что на протяжении 14 лет Василий Николаевич стоял «у руля». Уважения достоин весь его профессиональный и человеческий путь.

За сорок лет, что этот человек отдал транспортной милиции, он успел сделать очень многое. В органы попал по комсомольской путёвке. Патрулировал вокзал в Новокузнецке, ловил хулиганов, воров, потом занимался оперативной работой в БХСС и на протяжении шести лет возглавлял Новокузнецкий линейный отдел – самое крупное и «неспокойное» подразделение. Под руководством Кирпиченко Новокузнецкий ЛОМ несколько лет подряд завоёвывал переходящее красное знамя. В конце концов в Западно-Сибирском УТМ приняли решение: за высокие результаты работы передать отделу знамя на вечное хранение.

В конце семидесятых, когда Кузбасское УВД на транспорте получило статус самостоятельного управления, Василия Николаевича сразу же пригласили на должность первого заместителя начальника. И на этом ответственном посту он в очередной раз проявил «стальную хватку» и аналитические способности в борьбе с расхитителями грузов, которые стали основным бедствием для железной дороги в те годы. По его инициативе впервые в стране был организован ПЛОМ – передвижное линейное отделение милиции. Это мобильное подразделение позволяло «брать» злоумышленников, что называется, «на рельсах».

Кузбасские оперативники в вагонах прибывали на тупиковую станцию под видом дорожных рабочих или грибников и прочесывали окрестности. Задержав воров на одном участке дороги, ПЛОМовцы переезжали на другой – наиболее криминогенный. Таким образом, за несколько командировок, они проезжали тысячи километров железной дороги и раскрывали десятки преступлений.

Очередной виток судьбы бравого офицера занёс его в Афганистан. Два года Василий Николаевич провёл в мятежной республике: помогал организовывать царандой – органы местной милиции. На долю военного советника Кирпиченко выпала и дипломатическая работа среди местного населения, и миномётные обстрелы, и боевые столкновения с душманами. Орден Красной Звезды на парадном кителе полковника – свидетельство его немалых боевых заслуг.

В 1984 году он вернулся из командировки и возглавил Кузбасское УВД на транспорте. Несколько поколений сотрудников, служивших как вместе с Кирпиченко, так и после его ухода не пенсию, с теплотой говорят о своём «батяне». Ещё одно почётное прозвище, которое получил от своих коллег – начальников УВДТ – «староста». Этот статус налагал на него огромную ответственность. Василий Николаевич был проводником идей, регулировал внутренние вопросы транспортного милицейского братства, нередко отстаивал интересы всех двадцати управлений транспортной милиции перед высшим руководством. И с этой миссией «староста» справлялся с честью и достоинством.

Много разных предназначений выполнил в своей жизни Василий Николаевич Кирпиченко. Полковник вырастил и поставил на ноги троих детей, теперь пестует восьмерых внуков и двоих правнуков. «Батя» не забывает родной коллектив. По-прежнему частенько приходит в линейное управление пообщаться с молодёжью. А в свободное время, которого у полковника не так уж и много, – пишет мемуары о работе, службе в Афганистане, о жизни.

Предлагаем вашему вниманию некоторые воспоминания заслуженного ветерана из «афганских хроник», записанные «от первого лица».

Август 1981 года. В составе группы сотрудников МВД СССР в Афганистан вылетел Василий Кирпиченко. Майор милиции, заместитель начальника Кузбасского УВД на транспорте на два долгих года стал советником – «мушовером».

«…В Афганистан я прибыл в августе 1981 года. Провинция Заболь, в которой предстояло нести службу, не отличалась особым колоритом. Столичный город Калат населяло порядка 30-40 тысяч человек. Кругом сопки и песок. На одной из сопок, прилегающей к городу и кольцевой дороге Кабул-Кандагар-Кабул, размещался артиллерийский полк. Промышленности в Калате не было, город выживал лишь за счёт торговли. Взаимоотношения между руководителями провинции были неоднозначными, каждый пытался проводить свою линию…

Мы, работники МВД СССР, жили в одной комнате вдевятером. Спали на двухъярусных кроватях. Вместо матрасов – набитые старой соломой мешки. Ни подушек, ни одеял, ни постельных принадлежностей не было.

Душманы, технически оснащённые хуже нас, умело использовали знание местности. Находили слабые места в наших позициях и совершали вылазки, нанося ощутимые удары. Почти каждую ночь велись обстрелы. Крепко доставалось и нашему жилищу. Кто и откуда стрелял, выяснить было невозможно. Наместники, как правило, обвиняли в этом друг друга…

Как-то к нам приехал один из работников штаба – Представительства МВД СССР в Кабуле. Проинспектировав окрестности, он остался всем доволен. А ночью началась стрельба. Били пушки, стреляли из миномётов, в воздухе сверкали дорожки автоматных трассеров. Командующий Царандоем ни по телефону, ни по рации на связь не выходил. Губернатору вразумительного ответа тоже никто не дал. Военные советники обратились в Кандагар за помощью. Оттуда сказали: держитесь, потому что ночью самолёты и вертолёты не летают. До семи часов утра небо горело огнём. Потом прибыли два вертолёта. Наш гость, даже не выпив  чаю, попросил как можно быстрее доставить его на борт. Улетая, он сказал, что ноги его больше не будет в этом пекле…

Основными жертвами ночной атаки стали афганские офицеры и сержанты, которые жили в помещении Царандоя. Душманы застрелили и зарезали 15 человек. Убиты были все бойцы дежурного наряда, а из оружейной комнаты пропало всё оружие. Мы догадались, что нападавшие действовали «по наводке». Исчезновение шифровальщика Царандоя подтверждало версию о его предательстве. При разборе ситуации командующий Царандоем заявил, что он знал о нападении, но получил указание из Кабула: никакой информации советским советникам не давать…

Обо всём случившемся я шифровкой доложил в наше Представительство в Кабул. Вскоре командующего отозвали. Однако при очередной поездке в столицу я встретил его в одном из министерств Демократической Республики Афганистан. К моему удивлению, он поблагодарил меня за то, что я помог ему вырваться из глухой дыры в цивилизованный мир»…

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России