Год:
2018
Месяц:
Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Быль о «стойком оловянном солдатике»

Сколько страшных событий за плечами ветерана, сколько фронтовых дорог пройдено, сколько трагедий пережито, а он не сломался, по-прежнему ходит с гордой офицерской выправкой, словно «стойкий оловянный солдатик» из одноимённой сказки Андерсена.

Татьяна Анучина сообщает из Липецка.

Нас встретил рослый, широкоплечий и седовласый мужчина в парадном кителе с огромным количеством наград. Среди них – боевые медали «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги», «За взятие Вены», «За победу над Японией»… Подумать только! Сколько страшных событий за плечами ветерана, сколько фронтовых дорог пройдено, сколько трагедий пережито, а он не сломался, по-прежнему ходит с гордой офицерской выправкой, словно «стойкий оловянный солдатик» из одноименной сказки Ганса Христиана Андерсена. Только есть одно отличие от сказочного героя: его история, конечно, похожа на вымысел, однако то, что пришлось пережить Ивану Ильичу Гречкину – сущая правда… 

Родился он 20 марта 1924 года на хуторе Желобок Богучарского района Воронежской области в большой крестьянской семье. Как и все его ровесники, окончил среднюю школу и в 1942 году был призван в армию. Гогда уже гремели страшные бои Великой Отечественной, отголоски которых эхом отражались в сердцах юных призывников. В то время немцы, захватив Воронеж, уже почти вплотную подошли к Среднему Дону, их целью был город на Волге – Сталинград.

«Тогда мы все хотели на фронт, – вспоминает Иван Ильич, – и это была не юношеская бравада, а понимание того, что наше участие там необходимо. Ведь гитлеровцы покусились на твой родной дом, который тебе во что бы то ни стало нужно было отстоять, отбить у врага любыми силами».

Однако принять участие в сражениях Ивану Гречкину пришлось гораздо позже. После учебных сборов в Грибановских военных лагерях, его вместе с четырьмя сотнями таких же молодых, еще не нюхавших пороха солдат, отправили в Москву, в Первое Краснознаменное пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР. Для советского фронта важно было наличие грамотных командиров. Обучение шло целый год, поэтому в теплый период кремлевские курсанты жили в загородных полевых лагерях имени Фрунзе, а с наступлением холодов переезжали на зимние квартиры в Москву. Иван учился на минометчика.

Весной 1943 года, получив офицерское звание, он снова отправился под Воронеж, где был назначен командиром огневого взвода минометной роты 5-го Гвардейского Сталинградского Краснознаменного танкового корпуса. Некоторое время обучал рядовых минометчиков военному делу, а после и сам принял боевое крещение в знаменитом танковом сражении на Курской дуге, под Прохоровкой.

…Лавина фашистских танков вместе с армейской группировкой «Кемпф» двинулась на Курск. 6 июля. Советские войска нанесли два контрудара силами гвардейских танковых корпусов, в одном из которых служил наш герой. Однако гитлеровцы отразили их и продолжили наступление. Наши потери были огромными, гибли солдаты и офицеры, поэтому прямо в окопах под свист пуль и грохот разрывавшихся снарядов девятнадцатилетнему командиру взвода лейтенанту Гречкину пришлось сменить своего погибшего товарища, приняв командование ротой.

«К тому моменту, – продолжает ветеран, – в подразделении вместо сорока оставалось шестнадцать человек и всего восемь противотанковых ружей. Солдаты были вымотаны, обессилены. Мы шли вслед за танками. Это был настоящий ад. День превратился в ночь. Нечем было дышать от гари, запаха горящей человеческой плоти и трупного смрада. В бой вступали словно завороженные, смерть уже никого не страшила. Было неважно, когда упадёшь на поле брани, сию минуту, или через час. В голове была только одна мысль: «Ни шагу назад».

Через несколько дней наступление фашисткой армии остановилось. К нашим частям, расположившимся на передовой, подошли резервные танковые и пехотные дивизии, которые и сменили понесшие большие потери подразделения первой линии обороны. Ивана вместе с его немногочисленной ротой поставили охранять новую, построенную уже в годы войны, железнодорожную ветку, которая находилась недалеко от основного места тех легендарных событий. Несмотря на то, что немцы принимали неоднократные попытки захватить стратегически важный объект, этого им сделать не удалось.

«Спустя три-четыре дня после небольшой передышки, нас перевели на другой участок фронта, – рассказывает Иван Ильич, – и мы снова начали готовиться к наступлению. На этот раз нашими противниками стали не немцы, а предатели-власовцы. Во время атаки у солдат закладывало уши не только от взрывов, но и от русского отборного мата, раздававшегося со всех сторон».

После битвы на Курской дуге, на которой ветеран провёл с первого до последнего дня, ему пришлось истоптать еще немало фронтовых дорожек. На Харьковском направлении во время марш-броска под городом Богодухов Иван Гречкин был тяжело ранен. «Пулями мне изрешетило всю правую сторону, особенно досталось ноге. Три месяца пролежал в госпитале, где израненную конечность хотели ампутировать из-за того, что там начала развиваться гангрена. Но один пожилой доктор, повидавший много боевых ранений, сумел меня вылечить без серьезных последствий. Правда, после этого я ещё долгое время передвигался с помощью костылей», – говорит ветеран.

После серьезного ранения его направили в запасной полк, признав негодным к службе в боевых частях. «Если бы я этим воспользовался, то, скорее всего, попал бы в тыл, но тут сказался характер. Не хотел я где-то отсиживаться, пока товарищи за Родину кровь проливали. Взял да и разорвал все медицинские справки, оставил только одну, подтверждающую, что действительно лечился в госпитале. А остальные бумажки выбросил и поехал в родную часть».

Своих Иван Гречкин догнал около днепровской переправы. Товарищи обрадовались, что он остался живым и долгое время говорили: «Смотрите, Ваня с того света вернулся, стойкий парнишка, ничего не скажешь!»

«Стойкий оловянный солдатик», опаленный горячим дыханием войны, тяжелораненый, почти комиссованный по инвалидности, он не сдался и, командуя танковой ротой, самоотверженно брал Киев, Житомир, принял участие в Корсунь-Шеченковской операции, выбивал немецкие группировки из Правобережной Украины.

Весной 1944 года на границе с Румынией Иван Ильич снова получил ранение. «Мы сидели на зелёной травке, разговаривали с моим товарищем, вдруг за спиной разорвалась мина. Меня обожгло, весь заряд достался другу, который замертво упал мне на руки. А сам я получил сильную контузию, но в госпиталь не поехал. Отлежался, что называется «на перекладных», а в 1945 году уже принял участие в освобождении Будапешта».

Потом были Вена и Прага, а после – долгожданный День Победы – 9 мая 1945 года! «Я помню, как мы радовались и салютовали в честь окончания войны, а через несколько дней снова пришлось стрелять в противника. В Чехословакии остатки власовцев пытались перебраться к союзникам, но тогда им этого сделать не удалось, потому что мы устроили предателям настоящую «кровавую баню», – поясняет фронтовик.

Казалось, пора было бы уже поставить точку в военной биографии нашего героя, но судьба приготовила для «стойкого оловянного солдатика» ещё одно испытание. «Нашу часть направили на Дальний Восток, в Монголию, откуда мы, немного отдохнув, двинулись освобождать Китай от японских милитаристов. Тогда я снова был минометчиком, и в моём распоряжении находились два расчёта по десять человек, боекомплект из двухсот мин, два миномета и служебная машина. В Китай мы ехали через пустыню Гоби. Днём было очень жарко, а ночью надевали шинели. Вместо фронтовых «ста граммов» давали по сто граммов простой воды. В жару дизельные машины перегревались и ехать отказывались, поэтому в основном передвигались в вечернее и ночное время, – вспоминает Иван Ильич. – Достигнув Хинганских гор, мы встретились с новой напастью: камикадзе – японскими летчиками-смертниками, которые пикировали на наши танки».

Оказалось, что недалеко от Китайской Восточной железной дороги в небольшой деревушке находился секретный аэродром, откуда как раз и взлетали японские летчики-камикадзе. Об этом союзникам рассказали местные китайцы. Задания уничтожить врага у советских воинов не было, никто точно не знал, что именно в том месте дислоцируются японцы, но, посовещавшись с командирами, они решили ликвидировать аэродром противника. За что потом китайцы устроили русским солдатам пир из разных морских деликатесов.

В Китае Ивану Гречкину пришлось примерить на себя парашют и даже форму десантника. После успешной операции по уничтожению камикадзе их стали сажать в транспортные самолеты «Дугласы» и выбрасывать на китайские провинции, захваченные японцами. Основной задачей был захват и удержание до прихода советских войск аэропортов местного значения. С ней бойцы, прошедшие Великую Отечественную войну, справлялись без труда.

Пришлось Ивану Ильичу побыть и помощником коменданта пригорода Порт-Артура. Охранял японские склады с военным обмундированием и гражданской одеждой. Довелось также демонтировать новейший станкозавод в одной из китайских провинций и организовывать вывозку химических снарядов, которые в качестве трофея были изъяты у противника. Успел побороться и с местными разбойниками – хунгузами, напавшими на русский эшелон в то время, когда он покидал Китай, направляясь на Родину.

На родную землю старший лейтенант Гречкин ступил уже не командиром роты, а заместителем командира целого полка 11-й танковой дивизии. Исполнилось нашему герою тогда всего 24 года.

Дальнейший поворот судьбы – служба в Комитете госбезопасности в Воронеже, потом в Германии. В контрразведке работал старшим оперативным сотрудником, боролся со шпионами, защищая Советский Союз от внешней угрозы. После войны женился, родились двое детей. Работа в органах госбезопасности была связана с постоянными переездами. Из Германии Иван Ильич с семьей снова перебрался в Воронеж, а затем в 1952 году – в Липецк, в Управление КГБ СССР. К тому времени получил высшее строительное образование. А заканчивал служебную карьеру в кадровом подразделении Управления исполнения наказаний УВД Липецкого облисполкома. В 1970 году вышел на заслуженный отдых.

О личной жизни фронтовик вспоминает с грустью. Здесь «стойкого оловянного солдатика», прошедшего две войны, ждал очередной страшный удар. Его жена долгое время болела туберкулезом и рано умерла. К сожалению, не дожили до совершеннолетия и двое его детей.

Сейчас Иван Ильич Гречкин постоянно находится в Центре реабилитации инвалидов и пожилых людей в местечке «Сосновый бор», что в пригороде Липецка. Место проживания выбрал сам. Здесь у него много друзей-ветеранов, с которыми он нередко вспоминает годы войны и послевоенную службу.

Этот материал специально готовился к юбилею фронтовика. Сегодня Иван Ильич отпраздновал бы свой 95-й день рождения. Однако совсем недавно из города металлургов Липецка пришло грустное известие: ветеран Гречкин скончался…

Несмотря на почтенный возраст, этот удивительный человек до последних дней был полон энергии и жизнелюбия. У него есть чему поучиться нынешнему молодому поколению.

Фото пресс-службы УМВД России по Липецкой области и из личного альбома И.И. Гречкина

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России