Год:
2018
Месяц:
Ноябрь

Всю жизнь – в строю

Здесь стремятся к тому, чтобы все звенья ветеранской организации работали боевито и плодотворно. По всем приоритетным направлениям уже имеются ощутимые результаты.

С генерал-майором юстиции в отставке Василием Гугиным беседует писатель Виктор Лыков.

- Василий Иванович, мы беседовали в Уфе, когда вы состояли в должности заместителя министра внутренних дел – начальника Главного следственного управления МВД по Республике Башкортостан. А теперь оказались в Оренбурге. Что произошло?

-Ничего особенного. Я выполнил поставленную передо мной задачу, а когда подошёл срок выхода на пенсию, то уволился по состоянию здоровья. Далее. Оренбуржье – моя родина, где протекали лучшие годы жизни. Несказанно потянуло в родные края. Здесь меня хорошо знали и по службе в транспортной милиции, и тогда, когда был одним из руководителей УВД Оренбургской области.

Ведомственные отставники предложили мне возглавить ветеранскую организацию органов внутренних, и я огласился. Руководить пенсионерами непросто, но от работы с ними я получаю удовлетворение.

- Хорошо, Василий Иванович, к вашей общественной деятельности мы ещё вернёмся. Вы – носитель богатейшей следственной практики. Поделитесь своим опытом: что можно следователю, а что нельзя?

- Вопрос вы поставили сложный, но решаемый. Всё о чем буду говорить – это мой взгляд на следственную практику. Я побывал и в роли следователя, и в роли руководителя следственных подразделений. Тему знаю изнутри. Следователь – профессия необычная, важная, нужная, очень ответственная и опасная. Далеко не всем юристам она идёт навстречу.

Во-первых, настоящий следователь – это большой знаток не только своего дела, но и жизни. Во-первых, он должен иметь хорошее образование и постоянно развиваться. Быть подвижным и всеядным, в совершенстве знать законодательство и уметь толково применять его на практике, исходя из конкретного совершённого деяния. Каждое уголовное дело – это всегда чистый лист бумаги. Это всегда поиск, это всегда неизведанные тропы. Отсюда вывод: труд следователя – труд творческий. Значит, он постоянно должен обогащаться знаниями, кропотливо анализировать собственную и судебную практику. В совершенстве владеть приёмами и методами расследования, отчётливо знать психологию лиц, причастных к следственному процессу.

Во-вторых, следователь обязан иметь отчётливое представление о структурах правоохранительных органов, функциональных обязанностях их сотрудников, устанавливать тесные контакты с оперативными работниками, экспертами-криминалистами, прокурорами и т.д. Надо всегда помнить и о том, что следователь венчает работу сотрудников многих других служб. Он как бы является публичным лицом того учреждения, в котором служит.

В-третьих, настоящий следователь – это человек честный, неподкупный, твердый в своих решениях и имеющий неповторимый почерк расследования и раскрытия уголовных преступлений.

- Вы, Василий Иванович, к какой категории следователей себя относите? К настоящим или обыкновенным рабочим следователям, которых подавляющее большинство?

- Да вроде бы неудобно о себе говорить, но раз вы задаёте вопрос ребром, то без всякой задней мысли отвечу прямо: из меня получился хороший следователь. Иначе не достиг бы высоких постов в следственных подразделениях. Следование духу и букве закона – это мой «конёк» в работе. Приходилось выдерживать небывалые накаты и давления, чтобы уголовное дело не легло на стол судьи. Твердость характера и отстаивание законных позиций никогда не подводили меня.

- В 2001 году вас возвели в ранг заместителя начальника УВД – начальника Следственного управления. Иные дела, иные заботы. С чего начали?

- С преодоления трудностей, так как время было сложное. Преступность росла, как на дрожжах. Появились новые виды противоправных деяний. Надо было оперативно реагировать на них. Сначала проанализировали работу следственных подразделений, затем определились с приоритетными направлениями. Упор сделали на оптимальную организацию и качество следственного процесса. Пришлось побывать во всех подразделениях органов внутренних дел Оренбуржья, выявить положительные стороны работы следственных подразделений и на них опереться. Установили строгий контроль за сроками рассмотрения уголовных дел, которых было немало, особенно хозяйственного, экономического характера. Чего только не насмотрелись! И обманутые дольщики, и всевозможные пирамиды! Многомиллионный ущерб наносился и государству, и конкретным гражданам. Весь следственный аппарат работал напряжённо и результативно. Достаточно сказать, что за семь лет моего руководства следственным аппаратом области, мы неоднократно занимали ведущие места среди следственных подразделений МВД России. При этом приходилось выезжать в районы Северного Кавказа. Пятнадцать раз я побывал в беспокойных горячих точках.

- Руководя следственным аппаратом, какими средствами и методами вы пользовались, чтобы он был  на слуху, в хорошем смысле этого слова?

- Я отдавал предпочтение конкретной работе с людьми. Я знал, чем они дышат и на что способны. Поэтому всегда стремился, чтобы в следственных подразделениях царили деловая атмосфера и добротная морально-психологическая обстановка. Я убеждён, что работоспособность в любом подразделении зависит от расторопности руководителя, его умения понимать и ценить подчинённых сотрудников.

- В августе 2007 года Указом Президента Российской Федерации вы были назначены на должность заместителя министра - начальника Главного следственного управления МВД по Республике Башкортостан. Для вас это было неожиданно?

- Да, это было неожиданно и волнительно. В принципе, мне было комфортно в Оренбурге. Следственный аппарат работал стабильно. Рядом мама, жена и трое детей. Не так просто оставить всё и одному уехать в Уфу. Однако долг есть дог, и я приступил к своим обязанностям с мыслью работать так, как работал в Оренбурге, а может быть, и лучше.

- Любопытно, Василий Иванович, почему на высокую и ответственную должность назначили именно вас, а не другого человека?

- Думаю, ставка делалась на мои профессионализм и организаторские способности.

- С чем столкнулись на первых порах?

- С напряжённой криминальной обстановкой в республике и разбалансированностью следственного аппарата. На протяжении двух лет Главное следственное управление функционировало без начальника. Вполне естественно, что оно не оказывало должного влияния на низовые подразделения. Мне пришлось укреплять само Главное следственное управления, затем разбираться с подразделениями на местах, устанавливать жёсткий контроль за их деятельностью.

Заинтересовался статистическими данными, которые оказались удручающими. По ряду основных показателей наши следственные подразделения плелись в хвосте, занимали 70-е и 80-е места среди  следственных аппаратов федерального уровня. Плотно разбирался с каждым городским, районным, сельским подразделением. Уточнил обязанности их руководителей. Ввел промежуточное подведение итогов каждого подразделения, каждого следователя. Появились элементы состязательности между ними. Лучших следователей отмечали в приказах.

Уже в 2008 году мы достигли значительных результатов и заняли ведущие места в структуре подразделений предварительного следствия системы МВД России. В городе Нефтекамске мы изобличили финансовую пирамиду, которая причинила ущерб людям на сумму 165 миллионов рублей. В городе Уфе кредитный кооператив похитил у государства 360 миллионов рублей. Чтобы изобличить его руководителей, следователи проделали огромную работу. Приведу только одну цифру: уголовное дело составило 150 увесистых томов и 47 томов приложений к нему.

С возникновением ощутимых результатов появились реальные возможности для завоевания новых рубежей, что, собственно, и было сделано. Мне присвоили звание генерал-майора юстиции, и я с чувством выполненного долга пополнил ряды пенсионеров МВД.

- Настала пора поговорить о вашей ветеранской организации. Что она из себя представляет?

- В нашу организацию входят почти четыре тысячи ветеранов. Все они объединены в 64 организации органов внутренних дел городов, районов, сельских поселений. Должен заметить, что объединение ветеранов – это большая сила, способная защищать и личные, и общественные интересы, а также содействовать развитию демократических процессов. Мы работаем в тесном контакте со структурными подразделениями органов внутренних дел в основном по трём приоритетным направлениям: социальная защита ветеранов, практическое участие в деятельности структурных подразделений органов внутренних дел, патриотическое, профессиональное и нравственное  воспитание молодёжи.

Однако, главная наша задача состоит в том, чтобы ни один ветеран не оставался наедине своими мыслями, не чувствовал себя забытым и подавленным. Поэтому мы стремимся к тому, чтобы все звенья ветеранской организации работали боевито и плодотворно. По всем приоритетным направлениям имеем ощутимые результаты. Особенно наши ветераны любят встречаться с молодёжью. Мы хорошо понимаем: идёт стремительная смена поколений. Кто, как не мы, должны передать жизненный и профессиональный опыт молодым следователям, оперативным сотрудникам, другим работникам органов внутренних дел?! Кто, как не мы, должны предостеречь учащихся от губительных жизненных шагов?! Для этого используем все доступные педагогические средства и методы. В том числе участвуем в спортивных состязаниях.

- Василий Иванович, помимо того, что вы профессионал высокого класса, мне известны и другие ваши притягательные качества, о которых хотелось бы поговорить.

- Каких, например?

- По отзывам ваших коллег, вы – человечный человек. Вы играете на гармошке и поёте. Вы – неутомимый заводила, когда речь идёт об отдыхе. Вы – заядлый дачник. Вы – спортсмен, наконец, вы – сочинитель. Это так?

- Как вам сказать? Чем наделила природа, тем и пользуюсь. Что касается сочинительства, то, действительно, прикипел к перу. Опубликовал немало статей, выпустил в свет несколько книг, в частности, «Слово о следствии» «Призвание», «В едином строю». Даже побеждал на творческих конкурсах. Кстати, вы, Виктор Михайлович, и ваши коллеги-писатели Леонид Головнёв, Владимир Янченков, Виктор Кукленко, Иван Черных со знанием дела публиковали материалы о следователях и следственной практике в журнале «Жеглов, Шарапов и К», который мы с удовлетворением читали, да и сейчас читаем. Более того, ваши товарищи издали о нас две книги: «Милиция Оренбуржья – служба высокого напряжения» и «Профессия – следователь».

Я убеждён, что следователи, обладая уникальным, неповторимым жизненным материалом, должны, просто обязаны, оставить печатный след на земле.

- На этот счёт у вас есть ещё задумки?

- Конечно! Ведь я всегда в строю.

Справочно.

Василий Иванович Гугин родился 24 сентября 1951 года в селе Малослободка Шарлыкского района Оренбургской области. Окончил школу, работал трактористом в колхозе. Служил в армии. В органах внутренних дел с 1972 года: милиционер, оперативный дежурный, начальник дежурной части, заместитель начальника ЛОВД на станции Оренбург. В 1979 году завершил учёбу во Всесоюзном заочном юридическом институте. Назначен на должность следователя Линейного отдела внутренних дел на станции Оренбург.

В УВД Оренбургской области с 2001года: старший следователь, начальник отдела, заместитель начальника УВД – начальник Следственного управления.

Окончил Академию МВД СССР.

С 2007 года: заместитель министра – начальник Главного следственного управления МВД по Республике Башкортостан.

Ветеран боевых действий.

Генерал-майор юстиции. Заслуженный сотрудник органов внутренних Российской Федерации.

В настоящее время – председатель совета ветеранов органов внутренних и внутренних войск дел Оренбургской области.

   
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России